"Независимая газета": Чистильщики ислама

Дата публикации: 18.12.10
В России запрещена организация, обвиняющая мусульман в неверии
Верховный суд РФ в сентябре с.г. вынес решение о признании экстремистским международного религиозного объединения «Ат-Такфир ва-ль-хиджра» и запрете его деятельности в России. Эта организация осуществляла пропаганду, направленную на разжигание межнациональной и межрелигиозной розни, а ее члены осуществляли действия насильственного характера.

Такфиризм – беда ислама

Можно смело утверждать, что запрещенная организация – антимусульманская по своей сути. В середине 1970-х годов в Египте возникла группировка, которую журналисты прозвали «Ат-Такфир ва-ль-хиджра», тем самым сформулировав ее программу: «обвинение в неверии» (такфир от слова куфр – «неверие») того общества, в котором живут члены группировки, и изоляция от него в результате «исхода» (хиджра) – подобно тому, как совершил хиджру в VII веке Пророк Мухаммад, перебравшийся из Мекки в Медину. В 80-е годы прошлого века автор этих строк в книге «Халифы без халифата» зафиксировал это явление (http://i-r-p.ru/page/stream-library/index-3357.html).

С хиджрой все было более или менее понятно. Не все было ясно со словом «такфир», включенным в название группировки. Слово давно было выведено из повседневного арабского языкового обихода, и некоторые журналисты его даже не знали и вместо него употребляли слово «тафкир», называя эту группировку «Ат-тафкир ва-ль-хиджра», что по-русски означает «размышление и уход от мира». И у кого-то могло сложиться впечатление, что это – группа каких-нибудь мистиков, ищущих уединения вдали от людей.

На самом деле это была подпольная вооруженная группа, противопоставившая себя тогдашнему египетскому обществу. И дело как раз в программном лозунге. Такфир – это обвинение мусульман в неверии (куфре) и насильственная вооруженная борьба (джихад) против них. Подчеркиваем: это была группировка, ориентированная против мусульман, которые, по мнению руководителей и членов организации, совершили «вероотступничество» (ридда) и впали в «неверие». В 1977 году члены группировки в ходе теракта похитили и убили одного из авторитетных египетских мусульман «руководящего звена» – бывшего министра вакфов (исламских дел) шейха Мухаммада аз-Захаби.

В исламский мир пришла беда, смысл и масштабы которой мусульмане стали понимать только сейчас. Появилась секта (иного слова здесь не подберешь), которая доказывала свое правоверие не глубоким знанием Корана и Сунны, не какими-то благими деяниями, не благочестием и аскетизмом, а очень просто – провозглашением неправоверия всех других мусульман. А это предполагает по шариату определенные действия в отношении тех, кого обвинили в неверии: призыв покаяться, и в случае если этот «вероотступник» не покается, его «кровь и имущество» оказываются «разрешенными», то есть его можно и должно убить, а имущество (включая жен) присвоить. Распространение подобных идей совпало с «экспортом» ваххабизма в исламские и неисламские страны с середины 70-х годов.

Такфиризм – так можно назвать эту тенденцию – оказался очень заразным. В исламском мире, в его суннитской части, появилось большое количество группировок, которые стали учинять даже не отдельные террористические акты, а целые внутриисламские войны, как это имело место в Алжире, где «Вооруженная исламская группа» («Аль-Джама’а аль-исламийя аль-мусалляха») в 1990-е годы буквально вырезала десятки тысяч мусульман – женщин, детей, стариков, обвинив их в неверии на том основании, что они лояльны по отношению к светской власти в Алжире. Такфириты дают о себе знать в разных странах мира. Всемирная организация «Аль-Каида» и «Талибан» в Афганистане и Пакистане также разделяют подобные убеждения. Достаточно проследить хронику терактов в Пакистане в последние дни, чтобы в этом убедиться: едва ли не ежедневно происходят операции «шахидов» в мечетях – шиитских, суфийских, ахмадийских.

Да, в исламе предусмотрена процедура такфира, но как говорит ведущий исламский мыслитель нашего времени Юсуф аль-Карадави, все, связанное с такфиром, было «преодолено» развитием ислама.

Другими словами, не стало ни тех исторических условий (наличие халифской власти – мусульмане, за редким исключением, живут в светских государствах), ни той судебной власти кадиев, которая могла бы вынести соответствующий приговор на основе шариата (едва ли не во всех исламских странах законодательство светское, нерелигиозное, хотя шариат и провозглашается нередко «основой» законодательства).

Даже мусульмане, не говоря уж о правозащитниках, которые готовы вступаться за любую группировку, пусть террористическую, с позиций религиозной свободы, если в ее названии есть какое-то «исламское» слово, не заметили двух вещей, которые характеризуют такфиритские группировки как расходящиеся с исламом.

Первое: такфир в исламе – это индивидуальный приговор, предполагающий сложную юридическую процедуру. А подобные группировки подвергали всех мусульман своей страны, например Египта, «коллективному» такфиру, который в исламе не предусмотрен. В исламе же действует принцип индивидуальной ответственности, четко прописанный в Коране: «Всякая душа стяжает лишь согласно своим деяниям, и груз чужих [преступлений, грехов, проступков] не понесет» (Коран, 6:164).

Второе: руководители и члены такфиритских группировок присвоили себе прерогативу, которая в исламе принадлежит только Аллаху, – выносить суждение о вере или неверии человека. В исламе религиозная вера человека определяется через «видимое» (захир): если он произнес в присутствии свидетелей шахаду – символ веры, то он становится мусульманином и в качестве такового должен рассматриваться всеми мусульманами. Только одному Аллаху известны сокровенные мысли человека (сара’ир), и по ним будет от Аллаха приговор.

Строго говоря, с позиций ислама эти люди впали в великий грех «многобожия» (ширк), ставя себя рядом с Аллахом. При этом нельзя не отметить, что основатели и руководители такфиритских группировок – дилетанты в богословии. Они не имеют фундаментального исламского образования и невежественны в вероучительных вопросах. Так, Шукри Ахмад Мустафа, основатель египетской группировки «Ат-Такфир ва-ль-хиджра», был агрономом по образованию, Сайид Имам аш-Шариф – один из основателей и первый амир (командующий) египетской организации «Аль-Гихад» – хирург по профессии, «номер два» в «Аль-Каиде» Айман аз-Завахири – тоже хирург по образованию, педиатр по профессии, а Усама бен Ладен – инженер-строитель, которому в «узком кругу» соратников дали кличку Стройподрядчик (Аль-Мукавиль).

«Одной искренности недостаточно»

Чуть ли не день в день с решением Верховного суда – 18 сентября с.г. – крупнейший мусульманский ученый современности Юсуф аль-Карадави после встречи с чеченскими муфтиями и имамами издал фетву, которая обращена к молодежи Чечни и всего российского Северного Кавказа, оказавшейся под влиянием такфиризма и взявшей в руки оружие, чтобы убивать всех тех, кто, по их мнению, пребывает в «неверии» или впал в него.

Аль-Карадави в обширном тексте на пяти страницах констатирует, что в исламском мире возникло немалое количество группировок, которые практикуют насилие – убийства, взрывы и т.п., осуществляя, если можно так выразиться, «практический» такфир – «Аль-Гихад» и «Исламская группа» («Аль-Гама‘а аль-исламийя») в Египте, «Боевая исламская группа» («Аль-Джама‘а аль-исламийя аль-мукатиля») в Ливии, «Джихадистский салафизм» («Ас-салафийя аль-джихадийя») в Марокко и т.д. – вплоть до «Аль-Каиды». Естественно, богослов включает в этот список и группировку «Ат-Такфир ва-ль-хиджра».

Эти группировки стали пользоваться оружием такфира, что называется, без разбору. Самая главная причина здесь – это слабая оснащенность «юных энтузиастов» (шуббан гаюрун) знанием исламского права (фикх) и его основ, поверхностное знакомство со всем комплексом исламских религиозных и языковедческих дисциплин. Вследствие этого они берут частности и игнорируют общие положения или правила (кава‘ид), поверхностно понимают некоторые частные тексты, не вдумываясь в смысл их универсальных, всеобщих (куллийя) целей. То есть они поступают совсем не так, как должны были бы это делать люди, которые берутся за издание фетв по таким серьезным, важным и опасным (все три значения выражены в фетве аль-Карадави словом хатыр) вопросам, как такфир, для чего нужна достаточная квалификация (ахлийя кафия). «Одной искренности [религиозной веры] недостаточно», – говорит аль-Карадави.

Аль-Карадави специально оговаривается, что не станет, подобно этим «впадающим в крайности братьям», подвергать их такфиру, как они подвергают ему людей. «Я точно знаю, – говорит он, – что в этих экстремистских группировках есть искренне верующие люди, которые стремятся к тому, чтобы приблизиться к Аллаху».

Если у них появится «настоящая исламская культура, глубокое исламское понимание», которые должны стать результатом работы с ними, просвещения их, то они отойдут от ошибочного поведения. Свидетельством тому – смелое «возвращение к истине (аль-Хакк)» (слово аль-Хакк можно перевести и как «Истинный», это одно из 99 Прекрасных имен Аллаха; тогда нужно говорить о «возвращении к Аллаху». – «НГР») руководителей группировок «Аль-Гихад» и «Исламская группа» в Египте и других организаций, которые отказались от такфира и насилия. Обращаясь непосредственно к «сынам Чечни», аль-Карадави призывает их поступить подобным образом – «подвергнуть пересмотру свои позиции, бросить оружие, участвовать в строительстве своей родины и прогрессе своей уммы, обращаясь к Аллаху с мольбой, чтобы Он простил их за то, что было, и выправил для них то, что будет».

Во второй части фетвы аль-Карадави рассматривает тесно связанную с такфиром проблему насилия – убийств, взрывов и т.п., в результате чего гибнут невинные люди – дети, женщины, старики и разрушается «народное достояние» (мумталякат аш-ша‘б). Здесь у аль-Карадави два довода. Первый: эти действия не опираются ни на ясные и однозначные установления (мухкамат) шариата, ни на его ясные (байина) тексты, ни на его общие цели (макасид). Среди общих целей, которым не следуют «юные энтузиасты»: «Нельзя с преступлением бороться более опасным преступлением». И нет большего преступления, чем лишение человека жизни…

В заключение фетвы аль-Карадави приводит второй довод против насилия, если можно так выразиться, «от практики». «Боевые группировки могут убить какого-нибудь президента или премьер-министра, либо министра или руководителя службы безопасности и т.п. Но это не решает проблем». И нередко на их место приходят люди более жесткие по отношению к исламистам (аль-Карадави употребляет именно это слово – исламийюн. – «НГР»), и оказывается, что убитый политический деятель был лучше, чем пришедший ему на смену. Как говорится в одной арабской стихотворной поговорке:

Я часто плакал от него, чудак!


А стал я плакать по нему.

Вот дело повернулось как!
 
010-11-17 /
Александр Александрович Игнатенко - доктор философских наук, президент Института религии и политики, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации.

 
 

  Комментарии   

# CharlesDup
2017-07-10 06:13 wh0cd798900 Sildenafil Price levitra 20mg Retin-A Online

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

64.6106
+0.1193
72.3186
+0.4817

Баннер