Открытия в Исламской Науке. Часть 2

Дата публикации: 19.05.09

Многие считают, что вся мусульманская фармацевтика является копированием греков, в частности Диоскорида. Тем не менее, с независимой точки зрения Левей пишет: «Ранняя арабская фармакология все еще применяется миллионами людьми в Африке, Азии, и Европе в форме домашних средств или как часть систематизированной ветви древнего вида медицинской практики. Даже в этом случае все равно стоит заняться ее изучением. Чтобы достичь лучшего понимания причины принятия арабской медицины и придать этому в свою очередь исторический оттенок с более широкой перспективой, недостаточно обсудить таких личностей как Диоскорид, Теофраст и некоторых других, культуру медицины, химии, ботаники и фармакологии, иначе говоря, все, что было до арабов касательно этого вопроса».

 И далее:

«Наследование арабами этих научных трактатов недостаточно, чтобы дать адекватное объяснение большому превосходству арабской фармакологии над ее известными предшественниками. Этот последний факт верен не только в отношении количества и качества лекарств, но также и в отношении их точного применения, более широкого географического происхождения, их описания в более улучшенной многосторонней литературе, в основном предназначенной для фармакологии, и в отношении более сложной ботанической идентификации».

 Важным элементом, характеризующим Исламскую науку, является создание разнообразных видов приборов и инструментов, используемых в различных областях науки и практики. Отсюда и заметки Скотта о наличии во всех школах планисфер, астролябий, земных и небесных, деревянных и металлических глобусов. Конструкция этих инструментов, предшественников секстанта (оптический инструмент), усовершенствованная мусульманами, была очень сложной и требовала осуществления  высшей степени научной изобретательности. Они использовались для измерения углов и для уточнения времени днем или ночью. Некоторые имели целых пять таблиц, были выгравированы с обеих сторон, и оснащены в основании одиннадцатью различными проекциями для стольких же кругов возможностей. На них были изображены движение астрономической сферы, знаки Зодиака и положения основных звезд и созвездий, вычисленных для различных широт, которые облегчали наблюдения в любом месте.

В других областях науки мусульмане также разработали ряд инструментов. К примеру,  в медицине, точнее в хирургии. Кордовский хирург аль-Захрави разработал и изготовил инструменты, ставшие впоследствии предшественниками современного хирургического инструментария. Среди бесчисленных изобретений он описывает тот, который назвал обманчивым инструментом – аль-михда, и который, вероятно, использовал для прокалывания нарывов у нервозных пациентов. Этот инструмент был похож на широкую ложку, сделанную из двух пластин, со скрытым скальпелем между этих пластин. «Замаскированый нож, похожий на  входящий и выходящий язык птицы. Единственная загвоздка была в том, - описывает Льюис шутя, - что вы не могли бы им часто пользоваться, так как в этом случае слова: «если ты видишь Абулькасима (Аль-Захрави), идущего к тебе с чем-то похожим на ложку, то беги от него со всех ног»,- очень быстро распространились бы среди народа»

 Помимо практических целей, разрабатывая различные  инструменты мусульмане преследовали и научные интересы.  Для получения высокоточных измерений и результатов они выдвинули важный элемент научного прогресса: экспериментирование. Согласно Дрейперу, мусульманская заслуга в науке состоит в следующем:  

«….они развивали науку так, как это делали александрийские греки, а не европейские греки. Они понимали, что, основываясь только на гипотезы, они не смогут продвинуться вперед в науке; единственным способом несомненного прогресса в ней является  практическое исследование природы. Экспериментирование и наблюдение являлись существенными особенностями их метода. Геометрию и математические науки они рассматривали как средство для логического рассуждения. Интересно отметить, что в многочисленных исследованиях по механике, гидростатике, оптике решение проблемы они всегда получали, проводя эксперимент, или инструментальное наблюдение. Именно это сделало их открывателями химии, с помощью которой они изобрели все виды оборудования для дистилляции, сублимации, сплавления, фильтрации и т.д.. Именно проведение экспериментов и наблюдений заставило их обратиться к шкалированным инструментам, как сектор и астролябия, в астрономии; в химии применить балансир, с теорией которого они были хорошо знакомы; составить таблицы плотности и астрономические таблицы, такие как в Багдаде, Испании, Самарканде. Проведение экспериментов и наблюдений стали причиной их важных достижений в геометрии, тригонометрии;  благодаря этому они изобрели алгебру.…Таковы были результаты их предпочтения индуктивного метода Аристотеля и отклонения ими фантазий Платона».

 Хороший пример мусульманского вклада в современную науку найден в области  исследования планет. В своих ранних исследованиях аль-Беруни согласился с аль-Баттани, что апогей солнца перемещается на один градус раз в шестьдесят шесть лет. Но после собственных наблюдений, во время написания книги «Канун», он изменил и улучшил свое вычисление. Аль-Беруни был близок к современным вычислениям.

 Не только исламская наука доминировала в средние века, но также и ее язык, арабский язык. Ведущую роль арабского языка в подъеме современных наук искусно отмечает Сабра:

«Прежде всего надо сказать, что превосходство арабского языка заключалось в том, что он был языком научных высказываний и коммуникации. Благодаря арабскому языку неарабский ученый в Нишапуре одиннадцатого столетия или в Самарканде пятнадцатого столетия возымел доступ к результатам, приобретенным в Багдаде девятого или десятого столетия, а астроном, работающий в Дамаске четырнадцатого столетия, познакомился с записями, сделанными в Каире одиннадцатого столетия, в Испании двенадцатого столетия или в Мараге (Maragha) тринадцатого столетия».

 И далее:

«… в то время как некоторые научные трактаты начали составляться на иных языках, кроме арабского (большинство на персидском, но иногда также и на турецком языке), начиная с одиннадцатого столетия и далее арабский язык оставался языком, в большинстве случаев предпочтенным арабами и неарабами, пишущими научные трактаты».

Такова была роль арабского языка, и Винсент Барвуд приписывает самые большие географические открытия современных времен этому языку:

«Арабский язык был научным языком большей части человечества от 8-ого до 12-ого столетия. Вероятно, по этой причине Колумб считал арабский язык "матерью всех языков", и поэтому на свое первое плавание в Новый Мир он взял с собой в качестве переводчика Луиса де Торреса, арабо-говорящего испанца".

 

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

59.2348
-0.0463
69.8023
+0.1589

Баннер