Семья / Женщина в Исламе /

Удивительная жизнь и страстное служение Мухлисы Буби

Дата публикации: 24.08.07

Фактически каждая татарская женщина XIX века, ступившая на стезю общественной жизни, образование получала лишь благодаря урокам родителей или родственников, а также слушая украдкой занятия шакирдов. И Мухлиса получила первые знания у своей матери Бадрульбанат абыстай. Бадрульбанат, по словам ее сына Габдуллы, достаточно хорошо знала арабский и фарси, получила образование у своего отца, имама и мударриса деревни Чебенле Мензелинского уезда Уфимской губернии Иманкула сына Махмуда. В 1857 году она вышла замуж за молодого муллу из деревни Иж-Буби Сарапульского уезда Вятской губернии Габдулгалляма Нигматуллина.

С этого времени супруги начали обучать детей в Иж-Буби, один - мальчиков, другая - девочек, освещая таким образом светом знаний и просвещения деревню, - вспоминал Габдулла Буби.
Со временем учителями Мухлисы стали отец и братья. Девушку рано выдали замуж за старого муллу Мензелинского уезда, отличавшегося жестоким нравом. Это вынудило братьев выкрасть ее из дома вместе с дочерьми. С тех пор Мухлиса абыстай вместе с женами братьев полностью посвятила себя обучению и воспитанию девочек в женском медресе Иж-Буби.

На рубеже веков семейство Буби приходит к мысли о необходимости реформирования системы образования и создания просветительского комплекса.
Воспитание и обучение женщин, предоставление им широких возможностей для повышения уровня образования и культуры, по мнению реформаторов - одно из необходимых условий преодоления отсталости и обеспечения прогресса нации. Как писал Габдулла Буби в своем рукописном сочинении "Женщины", нацию, женская половина которой остается невежественной, можно сравнить с наполовину парализованным человеком. К тому же, женщина - первый и главный воспитатель детей. Именно она влияет на формирование личности ребенка.

Приступившие в 1895 году к преобразованию мужского медресе братья Буби начали реорганизацию и женской школы. Душой и вдохновителем строительства этого очага просвещения, подобного которому не было в то время не только у татар, но, пожалуй, и во всем мусульманском мире, был самый младший из Нигматуллиных-Буби – Габдулла. Однако нельзя умалять роль остальных членов семьи в этом деле. Вот что писал Г.Буби в рукописи "История медресе Буби" об отце: "Ысуле-джадид принял беспрекословно, но так как не знал сам этого метода и путей реформирования, отказался от медресе и все учебные дела передал в наши руки, нашему разумению. И 8 лет с радостью следил за реформой нашей школы и со спокойной душой, в радости за наши успехи, отбыл в дом вечности. В эти восемь лет мы, благодаря нашему покойному отцу, не подвергались преследованиям и проклятьям противников реформы. Ибо вместо нас он доказывал необходимость нового метода и реформирования школ, все споры на эту тему вел он, и так как был учителем всех мулл в округе и превосходил их всех в знаниях, не давал им даже возможности раскрыть рот".
О матери: "Так как благодаря отцу она отличалась свободомыслием, то не противилась реформе женской школы и нашему преподаванию в ней. Наоборот, она защищала эти наши дела, и так как за свою глубокую религиозность и праведность считалась святой не только темным народом, но и окрестными муллами, мы широко пользовались ее защитой и вниманием. Незнающих и поэтому противящихся нашим начинаниям людей мы останавливали словами: "Во главе всего нашего дела стоит мама, если бы было не по шариату, она не дала бы нам воли".
О молодом поколении семьи: "Мы и сами (братья Габдулгаллям и Габдулла – авт.) упорядочили эту школу, систематизировали методы и пути обучения. Ежедневно давали по два урока в ней. Но наша родная сестра Мухлиса Буби, жена брата Насима и моя жена Хуснифатима отдавали работе в этой школе всю душу, все свои способности, жертвовали всем ради благополучия и процветания этой школы. Они втроем по вечерам брали у нас уроки, целыми днями обучали в школе и преодолевали немыслимые, никем до сих пор невиданные препятствия. Во имя направления женщин России по пути знания и просвещения они, выслушивая самые грубые обвинения, брали на себя многие беды и тяготы, и, не получая ни копейки жалованья, лишь ради нации вкладывали огромные труды и старания, присущие только великим людям".
Итак, подвижнически служа высоким просветительским целям, с 1895 по 1902 год семейство Буби создало комплекс мужской и женской школ, где обучение велось по новой для татар системе. Инспектор народных училищ Сарапульского уезда Н. Меньшиков, в 1903 году ознакомившийся с этим учебным заведением, сделал вывод, что "по общей постановке медресе в Иж-Буби стоит значительно выше, посему учителя русско-татарских школ сравнивают его с магометанской академией".
Изменения в правительственной политике, ставшие результатом первой российской революции, благоприятствовали успешному реформированию образования. Знания и просвещение воспевались тогда в многочисленных песнях шакирдов, восхвалялась в произведениях художественной литературы, на страницах только что увидевшей свет татарской периодической печати.

Семья педагогов Буби продолжала совершенствовать учебные программы, вводить новые предметы, открывать новые классы. Слава о медресе распространилась по всей России. В это время увеличился приток учащихся из Москвы, Казани, Уфы, Симбирска, Самары, Астрахани, Ташкента, Петропавловска, Семипалатинска и других городов.
В 1905-1908 годы Буби добились открытия за счет земства одноклассных мужского и женского и двухклассного мужского русско-татарских училищ, ставших составными частями Иж-Бубинского образовательного комплекса.

 В 1907 году они получили право на прием экзаменов на звание учителя-мугаллима и учительницы-мугаллимы татарского училища и выдачу свидетельств лицам, выдержавшим эти экзамены. Нужно подчеркнуть, что эти свидетельства являлись официальным документом, признававшимся всеми административными органами России. Г. Буби писал о женской школе: "Эта женская школа была самой реформированной и первой начала выпускать мугаллим (учительниц)».

К 1910 году в восьми классах мужского медресе из 221 часа в неделю 190 отводилось на общеобразовательные предметы (татарский, русский, арабский, персидский языки, литература, всеобщая история и философия истории, география, математика, физика, химия, логика, психология, гигиена, агрономия, бухгалтерия, методика преподавания в школе и др.) и 31 - на религиозные дисциплины.

В 1910 году был открыт восьмой педагогический класс женского медресе. Для него была разработана специальная программа. Во 2-4 классах женской школы в 1901-1902 учебном году на изучение религиозных дисциплин отводилось 11-13 часов из 24-25 недельных, а в 1909 году их число было сокращено до 7-9 из 24-29 часов в неделю. В старших же классах женского медресе (5-8) на изучение религиозных дисциплин в 1910 году отводилось всего 3-4 часа из 31 в неделю.
Н. А. Бобровников, приведший в пример учебный план этого медресе в своей "Записке по вопросу о распространении русского образования среди туземного населения русских владений в Средней Азии" в 1910 году, отмечал:
"Одного взгляда на эту таблицу достаточно, чтобы убедиться, что времена неподвижности и косности медресе миновали. При 24 уроках в неделю по религии медресе уже не может являться рассадником мусульманского фанатизма. Бросающиеся в глаза недочеты этой программы, а равно и несомненные недостатки преподавания большого значения иметь не могут, так как медресе, как свободные школы, могут постепенно совершенствовать и то, и другое, руководствуясь опытом».

По типу медресе Буби реформируются медресе Европейской России, и за ними, несомненно, и часть медресе Средней Азии.
Итак, в Иж-Буби возникло учебное заведение, готовившее учительниц татарских начальных женских школ. Это способствовало возникновению начальных школ по типу школы Буби в других местностях.

Инспектор народных училищ А. В. Горячкин подчеркивал в своем донесении от 12 октября 1909 года: "Удивительно быстро развивается новометодное направление и среди женского мусульманского населения! И в то время, когда мы еще и не задумывались над образованием мусульманской женщины, сами мусульмане успели создать такую прочную организацию в лице женских новометодных мектебов, с которою теперь в интересах русского дела чрезвычайно трудно будет бороться".
Что касается Мухлисы Буби, то к этому времени она возглавляла женское медресе. Ее начали называть "мулла-абыстай", что было, несомненно, признанием ее авторитета не только как руководителя, но и как ученого, знатока мусульманского права.

После поражения революции 1905-1907 годов, в условиях столыпинской реакции, наступили тяжелые дни и для татарского общества. С одной стороны, муллы консервативного направления, не справившись сами с джадидскими школами, доносами привлекли к ним внимание правительства. Естественно, это коснулось и братьев Буби, Особенно отличился широко известный в татарском обществе своей реакционностью Ишми ишан (мулла села Тюнтери Малмыжского уезда Вятской губернии Ишму-хамед Динмухамедов), неоднократно писавший доносы на руководителей Иж-Бубинского медресе и шакирдов, обличая их в ереси, подготовке заговора против самодержавия.

Эти действия находили прямую поддержку у правительственных чиновников, осознавших, какую помощь может оказать правительству фанатично настроенное консервативное духовенство.
На основе доносов и других сведений, поступивших в правительственные органы, 15 марта 1908 года департамент народного просвещения разослал попечителям учебных округов секретное распоряжение "собрать через инспекторов народных училищ на местах совершенно осторожно и секретным порядком сведения о народившемся в последние годы особом классе частных мугаллимов". Для правительства П. А. Столыпина собранные сведения послужили поводом для созыва в 1910 году "Особого совещания по борьбе с мусульманским влиянием в Поволжском крае", рекомендовавшего ряд мер, направленных на уничтожение светской системы образования у татар.
В начале 1911 года над всеми очагами просвещения и культуры татар разразилась гроза: начались обыски, аресты.  Главный удар пришелся на комплекс учебных заведений Иж-Буби. В ночь на 30 января 1911 года сюда прибыл жандармский ротмистр с сотней конных стражников. Погром продолжался три дня. Мужское медресе было закрыто, все его учителя и руководители арестованы и отправлены в Сарапульскую тюрьму.

Семья Буби переживала скорбные дни, вся тяжесть легла на плечи женщин.
Обратимся опять к воспоминаниям Габдуллы Буби, свидетельствующим о том, что власти "хотели закрыть и женскую школу. Наша сестра Мухлиса и наши жены пришли к нам в тюрьму посоветоваться, что делать? «Нас пугают, что арестуют и нас, если мы продолжим работу женской школы", рассказывали женщины. Мужчины сказали: "Чем потерять лицо, закрыв школу, лучше сесть в тюрьму, но сохранить доброе имя". После этого они, успокоились и, укрепившись в своей правоте, продолжили свое дело.

Наконец, приказом Вятского директора народных училищ от 18 января 1912 года была закрыта и женская школа. Мужская и женская школы Буби в свое время успешно работали, творили великие дела. И закрылись они не по их вине, а по приказу деспотического правительства.
После разгрома Иж-Бубинского медресе осенью 1912 года Мухлиса Буби по приглашению Габдрахмана Ахмерова переехала в Троицк и приступила к обучению девушек в открытой им в 1910 году женской начальной школе. В то же время она начала убеждать известных троицких купцов и меценатов Аушевых открыть женское медресе или женскую учительскую семинарию по типу Иж-Бубинского  и добилась своего. В 1914 году одна ветвь Аушевых открыла женское медресе, а год спустя другая ветвь добилась официального разрешения на открытие женской учительской семинарии. Мухлиса Буби стала заведующей этой семинарии.

Жизнь Мухлисы Буби резко изменилась в 1917 году. Это, конечно же, было связано с изменениями в стране в целом.
Февральская революция всколыхнула всю Россию, активизировалась борьба народов за национальное освобождение, равноправие и самоопределение. Резко оживились подобные тенденции и среди татар. Уже 7 марта 1917 года в Казани был создан Мусульманский комитет, Декретом от 20 марта было разрешено употребление татарского языка в делопроизводстве, торговых книгах, частных учебных заведениях, Повсюду проводились митинги, демонстрации, всевозможные съезды - профессиональные, женские, религиозные, на которых обсуждались насущные политические проблемы того времени.

Обратим внимание на два съезда, сказавшихся на судьбе Мухлисы Буби.
24-28 апреля 1917 года в Казани состоялся I Всероссийский съезд мусульманок, созванный по инициативе женщин Москвы. В работе участвовало около 150 делегаток из разных регионов. Председательница Центрального бюро по созыву съезда Хадича Таначева (Ямашева) отметила на открытии: "Революция дала нам свободу. Пользуясь ею, мы в разных местах начали собираться и обсуждать наши проблемы... На этом съезде мы будем обсуждать лишь важнейшие вопросы, которые надлежит внести на рассмотрение Всеобщего мусульманского съезда, который вскоре состоится в Москве. Вот они: права женщин по шариату; место женщин в семье и общественной жизни; политические права женщин и участие их в Учредительном собрании".

Для подготовки резолюций по этим вопросам было создано пять комиссий, Заслушанные доклады вызвали бурные обсуждения. Редактор-издатель женского журнала "Сююмбике" Якуб Халили, присутствовавший на съезде как журналист и поместивший отчет о нем в своем журнале, отмечал высокий уровень докладов и активное участие в обсуждении не только делегаток, но и многочисленных гостей. Среди решений съезда, основанных на законах шариата, отметим следующие: равенство прав мужчин и женщин, право женщин на участие в политических и общественных делах, в выборах. Было избрано Центральное бюро мусульманок из пяти человек и делегация из восьми человек для участия на предстоящем Всероссийском общемусульманском съезде в Москве.

1 мая 1917 года в доме Ш. Асадуллаева в Москве торжественно открылся Всероссийский общемусульманский съезд. В его работе участвовало около 900 делегатов из всех регионов России, в том числе 112 женщин. Это был пятый по счету всероссийский съезд (первые три состоялись в 1905-1906 гг., четвертый в 1914 г.). Но это был первый, в работе которого участвовали женщины. Одна из них - Салима Якупова, председатель Центрального бюро мусульманок России, была избрана в президиум съезда.

Среди тринадцати вопросов, вынесенных на обсуждение, мы рассмотрим лишь два, повлиявших на жизнь Мухлисы Буби. Это проблема упорядочения управления духовными делами мусульман России и женский вопрос.
Итак, в работе Общероссийского мусульманского съезда участвовали женщины. Это, прежде всего, говорит о том, что мусульманское (татарское) общество согласилось с идеей равноправия женщин, выдвинутой идеологами джадидизма еще на рубеже Х1Х-ХХ веков. В связи с этим уместно вспомнить известное выражение Шарля Фурье: "В каждом данном обществе степень свободы женщины есть естественное мерило общей свободы".

Женский вопрос обсуждался в специальной комиссии на десятом заседании съезда под председательством Гаяза Исхаки. В выступлениях особо подчеркивалось, что отсутствие равноправия женщин и мужчин затрудняет национально-демократическое движение. После бурного обсуждения была принята резолюция о равноправии женщин, подготовленная в Казани на женском съезде.

Исходя из принципа равноправия женщин решался и вопрос об участии мусульманок в управлении духовными делами мусульман России,
5 мая 1917 года на съезде широко обсуждались проблемы управления духовными делами мусульман России. Впервые самими мусульманами были избраны муфтий и шесть членов ЦДУМ России, в том числе и Мухлиса Буби, занявшая должность казыя. Я. Халили писал по этому поводу: "Мы не знаем такого явления в исламском мире. Даже в являющейся исламским государством Турции, как нам известно, нет такого. Это событие - избрание женщины казыем - стало возможным лишь под влиянием женского съезда, под воздействием голоса женщин. Это факт, доказывающий конец затворничества женщин, равенство мужчин и женщин в делах и правах".

Возможность избрания женщины казыем (судьей) в  исламе не предусматривается и не оговаривается. В случае избрания Мухлисы Буби настоятельно необходим  комментарий. Думается, сказалась совокупность форс-мажорных обстоятельств, ситуация революционной горячки и невероятного подъема энтузиазма. Вспомним, как уничижительно относились чиновники царской России к стремлению самостоятельно построить зачатки национальной системы образования, тем более основанной на исламе, представителями «чужеродной религии». Будем с пониманием относится и к тому, что Мухлиса для знавших ее женщин и мужчин была воплощением последовательности и просвещенности, которые можно расценивать как особые Божьи дары. Ее преданность делу ислама и просвещения своего народа, особенно женщин, ни у кого не вызывали тени сомнения. В дни революции голова закружилась под влиянием всего происходившего  даже у самых разумных и образованных людей. Архивы сохранили документы фантастического, с сегодняшней точки зрения, содержания. Например, Владимирской губернский совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов постановил в начале 1918 года, что все девицы до 18 лет должны быть замужем. А кои останутся холостыми будут выданы принудительно по разнарядке из губернского Совета. Так новая власть пыталась бороться, с одной стороны, с проституцией, безнравственностью, с другой, якобы непосредственно участвовала в создании семьи нового типа.

Мухлиса Буби со свойственным ей энтузиазмом включилась в работу.

Решения I Общемусульманского съезда о равноправии женщин вызвали шквал протеста на местах. Особое негодование мужчин вызвал пункт, запрещающий многоженство.  Даже солдаты с фронтов в массовом порядке отправляли свои протесты по этому поводу. В результате II Общемусульманский съезд изменил этот пункт. Позднее Центральное Духовное управление мусульман распространило особое постановление о многоженстве с перечислением всех условий, при строгом выполнении которых оно было возможно. Среди авторов этого постановления была Мухлиса Буби, его подписали также муфтий Г. Баруди и шесть казыев.

О справедливости и честности Мухлисы в народе слагались легенды. Именно к ней в Уфу за сотни верст в поисках защиты и справедливости стекались тысячи обездоленных, угнетенных женщин и находили у нее помощь и понимание. Не случайно и то, что на всех последующих мусульманских съездах в течение двадцати лет она неизменно переизбиралась и являлась правой рукой и помощницей муфтия Ризаэддина Фахреддинова.
Мухлиса Буби руководила отделом по семейным делам. По материалам Третьего съезда мусульманского духовенства и верующих Внутренней России и Сибири, состоявшегося в Уфе в конце 1926 года, деятельность этого отдела предусматривала ведение метрических книг, регулирование семейных дел, работу по обращению в ислам, работу по определению фетв и ведение обширного делопроизводства.

Сфера ее деятельности была весьма обширной. Это подтверждают два момента из протоколов заседаний Духовного управления.
1. При обсуждении отчетов был задан вопрос: «Почему Мухлиса Буби не посылалась на места для проведения работ по вверенному отделу?» Ответ: «Из-за перегруженности ее работой здесь и преклонности лет».
2. Известный богослов, философ и общественный деятель Муса Бигиев говорил в своем выступлении: "Абдулла Сулейманов восхвалял Мухлису Буби, говоря, что она сделала весьма многое.  Выходит, она сделала больше, чем все остальные казыи.  Пожалуй, это и в действительности так". И саркастически заметил: "Оказывается, революция обработала единственную у нас женщину в сильного работника, а мужчин - наоборот».
В 1920-1930 годы Мухлиса Буби публиковалась в журнале "Ислам мэжэллэсе" («Исламский журнал»), издававшемся при ЦДУМ, составляла фетвы, выступала арбитром по семейным проблемам.

В 1937 году постановлением тройки НКВД Башкирской АССР от 30 ноября 68-летняя Мухлиса Буби (Нигматуллина) была репрессирована и расстреляна.

Постановлением Президиума Верховного суда БАССР от 23 мая 1960 года она была оправдана.
Историки задаются правомерным вопросом: Мухлиса - исключение, только подтверждающее правило, или уникальное явление, объясняемое неординарностью личностью? Или этот феномен  - конкретное  проявление татарского джадидизма, в условиях революции пытавшегося осуществить свои идеалы и перестроить все стороны жизни татарского общества, в том числе и отношение к роли женщины в этой жизни?

В 2003 году увидела свет книга, которая составила особую страницу в историографии татарского просвещения и татарской культуры в целом – монография Альты Хазеевны Махмутовой  «Лишь тебе, народ, служенье! История татарского просветительства в судьбах династии Нигматуллиных-Буби» (Казань, издательство «Магриф», 2003).

В библиографическом описании книга определена как научно-популярное издание, но доверяться этой оценке не следует. Перед нами подлинная монография. Причем, на голову превосходящая многие другие монографии по истории татарского просветительства. Есть в ней нечто, что отличает ее от стандарта сугубо научного исследовательского продукта. Глубина теоретического анализа политических и культурных процессов, в контексте которых развивалась просветительская миссия Буби.

Необыкновенное фактографическое богатство этой книги сочетаются с особой,  редкой в научном издании душевностью изложения, драматической или элегической эмоциональностью. Но разве любовь (Буби к народу, автора книги – к своим героям) отменяет разум, а чувства – способность к аналитике?

В случае с историей семейства Нигматуллиных-Буби на рубеже столетий, девятнадцатого и двадцатого, отвлечение от эмоциональной составляющей повествования попросту невозможно. 

Диссертацию Махмутовой, инициированную идеями Габдуллы Буби и посвященную просветительству в среде татарских женщин, не восприняли в советском  научном мире  в 1970-1971 гг. Книгу «Становление светского образования у татар», включавшую главу о Буби, секли в 1978-1982 гг. (она увидела свет урезанной вдвое). Беспрецедентное новаторство лучших татарских просветителей начала XX века, их подвижничество и подвиг получили, наконец, адекватную оценку в ХХI веке. И снова обратим внимание на то, какой настойчивости и убежденности потребовалось теперь автору исследования о Мухлисе, чтоб донести до новых поколений правду о неординарной личности, ее жизненном пути, ее семье.  Но свет во тьме воссиях.

По материалам Интернет-сайтов

 

  Комментарии   

# Марат Султангузин
2009-11-30 02:47 Здравствуйте я житель села (Кабаново)Кабан кино Саракташского района, Оренбургской обл. Ищу данные об великой женщине просветительниц ы Багбостан Вильдановны Мукминовой(1884-1963. жизнь которой связана с нашим селом Кабанкино. Жду ответа.
# Марат Султангузин
2009-11-30 02:47 Здравствуйте я житель села (Кабаново)Кабан кино Саракташского района, Оренбургской обл. Ищу данные об великой женщине просветительниц ы Багбостан Вильдановны Мукминовой(1884-1963. жизнь которой связана с нашим селом Кабанкино. Жду ответа.
# Марат Султангузин
2009-12-30 04:09 1)Мукминова Багбостан
Вильдановна(1884-1963)
педагог,просвет ительница,
директриса средней
татарской женской ново методной школы"Багбостания" в Оренбурге (1908-
1910) и директриса женских педагогических курсов летом в д.Кабаново в
1916 году.(ныне с.Кабанкино Саракташского района). На этих курсах были
главный редактор газеты "Вакыт" Фатих Карими,Риза Фахретдинов-философ,
Джамал Валиди-педагог, Сара Шакулова-профессор, потомок пророка Мухамеда, Магфия Латифия, местные учителя муллы, имамы Шакур Султангузин, Гызелхак Султангузин,
Хабибкулый Султангужин (Султангузин), Магруй Султангузина, Марфуга Султангузина и другие представители
интеллигенции того времени. автор этой статьи юный краевед с.Кабанкино
Султангузин Марат Равильевич.
# Марат Султангузин
2009-12-30 04:12 Биктимирова Т.Ә. Татар хатын кызлары… 112 б. Одна из первых акций: 11
мая в ауле Кабан Оренбургской губ. в торжественной обстановке открылись
летние курсы по подготовке учительниц, заведующая курсами – Багбостан
Мукминова. Среди слушательниц были жительницы Вятки, Казани, Перми,
Самары, Саратова, Симбирска, Сызрани, Уфы, Кавказа и Туркестана (Вакыт.
1917. 16 мая).
# DorothyNib
2017-01-18 10:52 wh0cd163897 click this link glucophage prednisone buy albuterol levaquin bupropion tenormin beta blocker cialis seroquel for children
# DorothyNib
2017-02-25 20:16 wh0cd163897 canadian viagra pharmacy
# Billydex
2017-06-08 09:39 wh0cd2598163 helpful resources
# CharlesDup
2017-06-26 07:40 wh0cd898793 amoxil Tadalis viagra 150 mg
# Billydex
2017-07-28 00:42 wh0cd594561 proscar doxycycline paxil yasmin astelin

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

57.6527
-0.5715
69.0737
-0.1898

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер