Разное / Ислам и общество /

«Мы были первыми!»

Дата публикации: 23.03.11
Мохаммед Хенни о своем служении на пути Ислама

Многие мусульмане традиционно считают центрами мусульманской активности в России только Северный Кавказ, Поволжье и, отчасти, Москву. Однако Мохаммед Хенни, приехавший в Россию из Алжира более 20 лет назад и ставший  одним из самых ярких исламских активистов нашей страны, своей деятельностью способствовал тому,  что и Санкт-Петербург занял не последнее место в этом списке. Под его руководством в Северной столице была развернута широкая работа по мусульманскому просвещению, превратившая этот город в один из мусульманских центров нашей страны. В нашей сегодняшней беседе мы касаемся вопросов становления и проблем развития этой работы.


Исламский культурный центр Петербурга, который Вы долго возглавляли, оставил заметный след в жизни мусульман Северо-Запада России. Как начиналась эта работа?

Исламский культурный центр Санкт-Петербурга - это продолжение работы, начатой нами еще в  начале 90-х годов. После того, как мы приехали студентами,  начали работать с местными мусульманами. Совместно  с местной религиозной организацией в  93-м году создали первую воскресную школу. В то время в городе не было ни одной школы, где мусульмане могли бы получать знания по основам религии.

Затем  мы начали работать с Духовным управлением Санкт-Петербурга. К сожалению, в силу ряда обстоятельств данное сотрудничество в скором времени закончилось. Не по моей вине, конечно.  Там были разные причины. Но на этом наша деятельность не прекратилась. Оказалось, что наша работа все-таки нужна, востребована; наш курс необходим и нужно его продолжать. В конце 90-х - начале 2000-х годов возникла необходимость создать свою организацию. И мы создали такую организацию. Вначале это было некоммерческое партнерство - клуб «Ибн Рушд».

Затем мы создали общественную организацию - Исламский культурный центр. Вначале она называлась Просветительский центр исламской культуры. В Петербурге очень трудно зарегистрировать организацию. Слава Богу, нашлись  люди, которые помогли. Поняли, что мы нужны. И в администрации это поняли. Потому что мы тогда уже начали взаимодействовать с различными структурами. Впоследствии Просветительский центр переименовали в  «Исламский культурный центр».  С  самого начала в Петербурге была создана эта организация для того, чтобы подчеркнуть линию умеренности и срединности, проводимую нами и нашими сторонниками. Потому что мы видели, что именно в Петербурге необходимо привлекать людей к данному курсу, течению.

 В чем заключался этот курс?

Мы за правильное понимание Ислама с точки зрения нашей реальности здесь, в России. Мы знаем, что даже какие-то правовые решения в Исламе меняются от человека к человеку, от времени к времени. В разное время принимаются совершенно разные решения. Тем более, для другой территории, иного менталитета. Поэтому мы пропагандируем то понимание Ислама, что подходит для России.

Мы этого курса и придерживались. Старались именно досконально изучать стереотипы, менталитет, историю, реальность, разновидность, национальность. Конечно, мы не совсем эту модель разработали, и не все успешно смогли сделать. На протяжении всех лет, что я возглавлял Исламский культурный центр, мы решали три задачи.

Во-первых, старались объяснить, что правильное понимание Ислама  будет только на пользу  России, россиянам. Второе - старались воспитать поколение,  которое болело бы за Ислам, которое хотело для Ислама что-то делать. Потому что мы видим, что здесь, в России, таких людей, у которых душа горит за Ислам, мало. Некоторые из них – в горах.

Среди них есть такие, что действительно любят Ислам. Но они выбрали незаконный курс. Попали в заблуждение. И они отошли. Конечно, в намерениях людей мы не можем разобраться. Надеемся, что они любят Ислам и по-своему борются за него. Но они неправильную, медвежью услугу оказывают Исламу.

Третье. Я всегда говорил, что мы не изобретаем велосипед. Мы стряхиваем пыль с того, что уже есть. Напоминаем людям о тех традициях, что сложились и в Петербурге, и в Москве. Особо подчеркиваем, что Россия- это наше государство, и делаем все, чтобы сохранить его.  Вот эта третья задача оказалась самой тяжелой.

Вот эти три стратегические задачи мы ставили перед собой и старались решать. Добились успеха или нет - не знаю. Надеюсь, что добились.

 А как сейчас обстоят дела с Исламским культурным центром? Я слышала, Вы покинули его руководство?

Да, в конце концов я ушел из Исламского культурного центра. Я его уже не возглавляю. Я даже отказался быть членом правления. Чтоб дать возможность проявить себя другим людям. Потому что думаю, что мы смогли создать Организацию. Ведь организация не должна развалиться, как только Хенни уйдет. Слава Богу, нашлись люди, которые горят душой за Ислам.

Аллах пусть им покровительствует. Поэтому организация состоялась. Планы есть, работа есть, потому решил оставить ее другим людям. Потому что большего сделать в этой организации я не могу. Потому, что это будет то же самое, повторение. Может быть новая струя, новые силы смогут обновить работу, изобрести новое в этой организации. Я работал именно на благо мусульман, на благо Отечества.

Что же Вы планируете делать дальше?

Тяжелое сейчас время. Сидеть, сложа руки, мы не собираемся. Я всегда выступал за объединение мусульман. Но объединение не территориальное – в одной организации, в одном помещении. Нет. Это абсурдно! К сожалению, мы видим очень глубокое разделение, разобщенность мусульман. Потому очень трудно в такой обстановке работать, что-то развивать.

Нам в такой момент пришлось создать новую организацию, которая объединила бы именно регионы. Организации, подобные  Санкт-Петербургскому Исламскому культурному центру, существуют  в регионах, они придерживаются такой же идеологии, такого же курса. Мы объединили их в одну организацию, которая может работать на всей территории России.

Это Союз исламских организаций. Мы уже год как получили регистрацию. В ближайшее время мы будем документально представлять, кто мы, чего мы хотим. И кто хочет с нами работать на базе этой концепции, пожалуйста, мы принимаем в члены этой организации.

Ближайшие четыре года я буду возглавлять ее. Союз исламских организаций - это совсем новая организация. Она объединяет около пяти регионов, где есть единомышленники, которые могут показывать мусульманам наш путь. Я не говорю, что наш путь самый правильный и самый главный. Но мы участвуем в развитии Ислама и страны.

 Я не думаю, что наше понимание единственное правильное. Нет! Оно одно из составляющих здесь, в России. Составляющих исламскую общественность в России.
Думаю, что число подобных организаций будет расти. Это идея центризма, идея умеренности Ислама. Мы считаем, что нужно кому-то поднять этот флаг – умеренности, срединности.

Многие говорят об умеренности. Но мы не заметили, что кто-то правильно все это понимает и эту концепцию хорошо знает. Хотя создан в России центр по умеренности, увы, очень много еще работы. И не может одна организация все это охватить. Мы постараемся сделать эту работу лучше всех.

А какова Ваша личная история становления в качестве исламского активиста и лидера?

Я родом из Алжира. Родился в интеллигентной семье. Отец был директором школы. Знал Коран наизусть. Он все свои силы вложил для того, чтоб нас воспитать. Детей в семье было немало - восемь. Пять братьев и три сестры. Отец мой сделал все, чтоб мы выросли праведными и занимались исламской работой.

Думаю, что мечта отца сбылась. Мой старший брат возглавляет религиозную организацию и строит мечеть. Мой отец тоже занимается религиозной деятельностью. Младший брат возглавляет детскую организацию исламских скаутов. Мои сестры были лидерами студенческого исламского движения в университетах. Сейчас уже они выпускницы и продолжают такую же работу, что и я здесь.

После окончания школы мне и нескольким моим товарищам  предложили подать документы  на учебу за рубежом.  Мы согласились. Правда изначально предполагалась учеба в Польше. А потом оказалось, что в России. Сначала я, конечно, отказался, но позднее все же согласился. Приехал в 89-м году. Проучился на подготовительных курсах год, сразу полюбил русский язык и, окончив курсы с отличием, поступил в политехнический университет. Отучился по специальности литейное дело.
Ко времени окончания университета, завод, который направил нас на учебу, уже закрылся. Потому, даже если вернуться на родину, работать уже было негде. Параллельно с учебой я всегда занимался исламской деятельностью, начиная еще со школьной скамьи. Был всегда активистом. В России я тоже начал пропагандировать Ислам.

А каким было начало Вашей деятельности на этой ниве?

Мы начали работу в этом направлении еще  в 90-х годах. Тогда на пальцах можно было сосчитать, сколько людей читали намаз. Даже в мечети, в огромной Соборной мечети Петербурга стояло несколько человек на джума. И в основном это были пожилые люди.  Именно они и являлись моими первыми учениками. Сейчас ситуация кардинально изменилась. В мечетях практически одна молодежь. Приятно наблюдать за тем, как меняются люди. 

Все мои ученики сейчас и намаз читают, и Коран. В том числе и дети. Работал с мечетью с Духовным управлением Северо-Запада и Петербурга. Работал с разными религиозными организациями. Возглавил арабское студенчество. Сотрудничал со многими организациями, в том числе и с Союзом арабских студентов в Петербурге. Эта организация до сих пор существует.

А почему Вы начатое дело передаете другим?

«Создаешь, передаешь флаг другому, и тот продолжает»,- это наш девиз. Мы всегда были за то, чтобы не связывать исламскую работу с личными интересами. Ее надо связывать с группой, коллективом. Коллектив есть, идея есть, нужно за это держаться.

Закончив учебу в 97-м году, хотел поступить в аспирантуру. Тогда уже все изменилось. Необходимы были деньги, и я уехал на родину. В Алжире была тогда почти гражданская война. Через 1,5 года вернулся назад. И понял, что вся работа, что была построена с мусульманами, остановилась. И тогда мы создали некоммерческое партнерство «Ибн Рушд», позже - Исламский культурный центр.  После событий 11 сентября, появилась возможность ярче демонстрировать наши идеи. Нами стали больше интересоваться. Мы стали себя показывать.  

Как Вы совмещаете семью и работу? Понимает ли Вас супруга?

Хотя жил в России я почти десять лет, на тот момент я еще не женился. Потому что был всегда сторонником того, что лучше жениться на девушке своей национальности. Более того, я себя всегда чувствовал своего рода кочевником.  В 99-м году, я познакомился со своей супругой. Через несколько месяцев мы поженились.

Она была у моих родителей в Алжире. Регина мне не только супруга, но и соратник, единомышленник. Она понимает меня больше, чем кто-либо. Иногда с полуслова.  Слава Богу, у нас есть дети и хорошая семья. Она все понимает, дополняет меня, помогает. Именно о такой спутнице жизни я всегда мечтал.

Сейчас я убежден, что если бы женился на алжирке, не добился таких успехов в работе и в личной жизни, как со своей супругой. И не раскрылся бы так, как сейчас. 

А какие препятствия существуют в Вашей работе и на Вашем пути?

Конечно, деятельность  Центра не только в изучении Ислама. Необходимо показывать другим людям красоту Ислама. Не только для того, чтобы их привлечь, чтобы они приняли Ислам, а для ознакомления с ним.

По крайней мере, чтоб мы не несли ответственность за них. Мы хотели показать именно красоту Ислама. Идея Центра исламской культуры, фестиваль исламской культуры - это тоже мои идеи. К сожалению, не все получается воплощать в реальность. Все-таки то, что я родился не в России, создает определенные трудности.

Хотя сейчас я гражданин России, некоторые меня все же воспринимают как чужака. И в Петербурге в последние годы, в связи с определенными событиями в мире, мешают больше, чем помогают. В 2007 году даже завели уголовное дело, которое впоследствии благополучно развалилось.  Проблем много. Мешают зачастую даже сами мусульмане. Приходится объяснять, что этого  не стоит делать.

Я всегда придерживался той позиции, что раз пустили мигрантов, то с ними надо работать. В Петербурге не уделяют мигрантам должного внимания. Слава Богу, сейчас духовенство начало проводить хоть какую-то работу. Мигранты не знают зачастую, как себя вести в чужой стране. Мы должны с ними работать, мы - мусульмане, понимающие обстоятельства жизни в России. И раз Бог нам дал знания, умения, мы несем за это ответственность перед ним и перед людьми.


Беседовала Альбина Курбанова

 

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

59.4102
-0.5
69.6406
-0.041

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер