Семья / Женщина в Исламе /

Я никогда не оставлю мою религию, мой Ислам!

Дата публикации: 06.02.07

Марина Добродеева, 28 лет, уроженка Петрозаводска, долгое время жила  в одном из маленьких городков Мурманской области, замужем, имеет сына. Приняла ислам в марте 2006 г.

Марина выросла в обыкновенной семье, каких в нашей стране миллионы.  Отец и мать всю свою жизнь посвятили работе на одном из горно-обогатительных комбинатов Крайнего Севера.  Младшая сестра, после окончания средней школы, выехала в Петербург, где осваивает науки в высшем учебном заведении города.   

Детство Марины было таким же спокойным и безоблачным, как и у большинства детей нашего края.  Коротая затяжные темные зимние дни за чтением какой-либо книжки, Марина постепенно выстраивала свое юное, довольно наивное детское мировоззрение сквозь призму прочитанных многотомников. «На мир смотрела сквозь розовые очки, которые сама себе надела», ─ говорит Марина.  Море книг было ею перечитано, долгие часы  посвятила она такому  времяпровождению. 

О религии в этой семье никто не говорил, все жили спокойной размеренной жизнью. Однажды, когда Марине было еще одиннадцать, к ним домой как-то зашла мамина подруга с ребенком. Делясь новостями со сверстницей, после чашки чая, женщина  собрала вокруг себя детей и достала книгу. Это была детская Библия. Марина, как истинная приверженка чтения,  быстро пробежалась взглядом по страницам этого  красиво иллюстрированного издания и глубоко окунулась в слушание. Этот день надолго  остался в памяти юного создания.  Девочка  всей своей детской душой потянулась к вере. Осознание существование Бога, Его присмотра, и покровительства вдруг четко и ясно обозначалось в ее непорочной душе… Но проходили дни за днями. Это новое благостное чувство стало постепенно притупляться.  Все реже и реже Марина возвращалась к своим затаенным мыслям, пока окончательно не растеряла их.

Взрослея, в силу своего антагонистического характера, Марина стала отвергать ту жизнь, в которой пребывала.  Не находя себе душевного покоя и равновесия, она стала приобщаться к сигаретам, выпивке и даже наркотикам. Бродя по подвалам с такими же опустошенными подростками, как и она сама, девочка на какое-то короткое время предавалась забвению и кратковременному ублажению. Не бы как, закончив училище и получив специальность, Марина решила на пару недель съездить к Азовскому море.  Отдыхая на новом месте, девушка придавалась осмыслению всего своего существования. Как жить дальше?  Что делать? Эти и другие вопросы не давали покоя молодой душе. Однажды, находясь в таком удрученном состоянии, она выехала на опустошенный островок, расположенный  неподалеку от берега. И тут все страдания, которые она так долго вынашивала в себе все последнее время,  выплеснулись чистыми слезами наружу. Истерично рыдая, сидя на коленях, дрожа и всхлипывая от осознания своей непутевой жизни, она  обращалась к небу. Просила у него, интуитивно чувствуя, что где-то оттуда свысока смотрит на нее кто-то и выслушивает ее тяжелую исповедь. ««Молитвой чистоты» позднее я назвала это  состояние», ─ с дрожью в голосе вспоминает Марина. «Не забуду этот день никогда».  Тогда ей было только двадцать…

«Вернувшись домой, не раздумывая долго, я быстро собрала свою неказистую кладь, взяла кой-какие сбережения и ринулась в Питер. Хотела начать новую жизнь», ─ продолжает Марина.    «Все складывалось у меня поначалу удачно. Начала заниматься собственным делом ─ организовала несколько торговых точек, наняла продавцов, наладила бизнес-связи. Деньги полились рекой..».  Вроде бы жить да радоваться. Но нет, опять девушку стало засасывать то «болото», от которого она так старалась убежать. Бесцельное существование снова начало омрачать ее истерзанную душу.  Уже не приносила удовлетворение работа, мучила совесть ложь, к которой часто приходилось прибегать, не давала спокойно спать всевозрастающая нездоровая алчность к деньгам, овладевающая душой моей собеседницы. И опять Марина решает в корне изменить свою жизнь. Она бросает свой бизнес и устраивается работать обыкновенной продавщицей цветов.  «Осваиваясь на новом месте, я стала постепенно учиться создавать из цветов специальные композиции, формировала многочисленные букеты.  Меня так увлекали и  работа, и хобби, что я на время забыла о своих горестях.  Помню, как со всех ног бежала  в ларек и с радостью  дарила людям маленький праздник, который они обычно с благодарностью принимали  из рук простой продавщицы». 

Ну вот, кажется можно ставить и точку в своем повествовании. Но нет. До сих пор Марина не связала свою жизнь с тем единственным и неповторимым, которого так хочет иметь каждая женщина. Двадцать пять, а его, любимого, все еще не видно на горизонте. Опять Марина впала в отчаяние, опять осознание одиночества и душевного неудовлетворения не дают покоя молодой девушке. И снова она решает повернуть свою жизнь вспять. «Уехать, уехать, и еще раз уехать из этого города.  Подальше и навсегда. Куда-нибудь  в деревню, ближе к лесу, к воде, чтобы продолжать влачить свое жалкое существование», ─ делится своими откровениями собеседница. «Дошло до того, что мысли о самоубийстве не оставляли меня. В руках держу таблетки, а в голове стучит: «А как же мама, папа, сестра? Они просто не переживут этого»... 

Доходя до крайности, в один летний дождливый день Марина выбежала из дома и пошла куда глаза глядят. Ноги шли сами собой, в висках стучало «уехать, уехать, уехать». Сама того не ведая Марина подошла к … будке обувщика. Мимо этой будки она проходила уже много раз, то забежит  отдать свою обувь в починку, то прибежит получить ее обратно.  В эту минуту наконец-то она смогла разглядеть лицо мастера ─ черноволосый, темноглазый, уже немолодой мужчина спокойно занимался своим делом.  «Здравствуйте!», ─ смущенно сказала она. Видя странное состояние девушки, тот заметил: «Что с тобой?».  Марина разрыдалась. Мужчина быстро открыл дверь и пригласил сесть.  «Хочешь воды? Может чаю?», ─ волнительно предлагал он. Марина ничего не могла сказать, все рыдала и рыдала.  Обувщик быстро прикрыл свою лавочку, повесил табличку «Закрыто» и стал утешать девушку. «Ладно.  Вставай.  Поехали!»,  ─  приказным тоном обратился он к Марине. Девушка, сама не понимая, что делает, с чувством полного доверия к незнакомцу, безропотно села в машину. Они мчались на край большого города, доехали до каких-то прудов и вышли. «Посмотри вокруг, обернись», ─ кричал незнакомец.  «Неужели ты хочешь уйти из этого мира, когда все так прекрасно? Стоит ли так убиваться, когда завтра наступит другой день, может более радостный и счастливый для тебя?», ─ перебирая слова, успокаивал он. С каждой минутой Марина чувствовала, как облегчение наступает само собой. Она подошла к берегу и… прыгнула в воду.  Прямо в одежде! Поплыла далеко-далеко,  и чувствовала, как четырехлетний груз гнетущий душевной тяжести сваливался с ее плеч. В одночасье Марина повернула свою жизнь раз и навсегда.  Она уже знала, чего хочет.  Она снова вернулась к Богу, она благодарила Его за такой поворот судьбы…

Проходили дни за днями, Марина с радостью летела к своему спасителю, и уже не могла отойти от него ни на час. «Влюбилась  я в своего сапожника раз и навсегда»,─ смеется Марина.  «Скучаю без него, когда его нет, радуюсь его возвращению.  Он меня понимает без слов, только начну говорить, а он закончит фразу».  

Нелегка оказалась и судьба нашего спасителя. Человек, одной ногой стоящий в исламе, другой – в полном невежестве. Через многое пришлось пройти нашему мастеру:  и пил, и дебоширил, и блудил, и даже пришлось пройти через криминал.  Вообщем, стоял на краю пропасти.  Когда выходил из запоя – мчался на молитву, вставал перед Господом и просил прощения. «Мучался очень сильно», ─  вспоминает Марина. «Я тогда еще не понимала, куда он бежит. Просил посидеть где-нибудь в сторонке, а сам торопится в ванную, умывается и закрывается в комнате. Только позднее я поняла, что он молился». В тяжелые минуты депрессии Мурада, так звали ее избранника, теперь уже Марина становилась душевным врачевателем, изо всех сил выкладывалась, лишь бы как-то  помочь своему возлюбленному. Терпела его ругань, оскорбления, унижения, только просила Господа наставить его на путь праведный. «Два разных человека стояли передо мной. Один  ─ спокойный, добрый рассудительный, второй – невменяемый, неконтролируемый пьяница», ─  вспоминает Марина. «Помню свой день рождения, 14 октября. В этот день Мурад напился до беспамятства, «поздравил» меня бранью и побоями, а на следующий день, как ни в чем не бывало, начал поститься. Как раз наступал месяц рамадан». 

«К стыду своему, отношения между нами еще не были оформленными. Я была уже беременна, а в мечеть мы так еще и не зашли. В это время я стала болеть и никак не могла одолеть свою болезнь.  И Мурад вдруг понял, что так дело дальше не пойдет. «Мы не будем счастливы, если будем жить дальше вне брака. Пошли в мечеть, инща Аллах, это облегчит нашу ситуацию», ─ сказал он.  Но нам не повезло.  Наш исламский брак не зарегистрировали». Но Мурад не сдавался. Случайно встретившись с одним верующим, который проездом остановился тогда на пару дней в Петербурге, и, переговорив с ним некоторое время, Мурад обратился к путнику с просьбой разрешить их проблему.  На радость молодым, тот не отказался.  В то время Марина с Мурадом снимала комнату в коммунальной квартире. Соседи попались им, мягко говоря, неспокойные. Притон бомжей, пьяниц и наркоманов процветал за их стеной. А куда деться? Имея скромные финансовые возможности, они не могли позволить себе снять приличную квартиру. Над дверью своей комнаты Мурад повесил наклейку с именем Бога и стихами из Корана, веря, что это каким-то образом обережет их жизнь и здоровье. Но несмотря ни на что, находясь в стесненных условиях, молодожены все-таки исполнили свой долг перед Богом и  заключили договор совместного проживания согласно законам ислама. Облегчение  почувствовали в тот момент и Мурад, и жена его, сама еще до конца не понимая, что происходит вокруг. 

Наблюдая за своим мужем, Марина стала постепенно осознавать, что он – мусульманин, человек иной веры, иных традиций. Ее это нисколько не смущало, а даже наоборот, притягивало. Об исламе Мурад рассказывал ей достаточно много, но  так корректно,  бережно, не принуждая ее менять свои взгляды и мировоззрение. А Марине,  наоборот, становилось так тепло от этих рассказов, что она постепенно проникалась всей душой в новое познанье, интуитивно понимая, что это как раз то, чего она так долго ждала и лелеяла. 

Пролетали дни за днями, малыш все рос и рос в утробе матери, и когда уже подходило время, они оба понимали, что Марине лучше уехать на время в отчий дом. Так было   лучше для нее и ее сына. Проживая со своими  родителями, Марина  твердо убедилась в том, что очень скучает по своему мужу. И Мурад понял, что не может жить без своей второй половинки.  Отзванивался ей  по нескольку раз в день и делился с любимой своими мыслями и чувствами. 

Находясь вдали от жены и ребенка, Мурад четко понял, что жить он должен только так, как того требует ислам. Тогда он и поклялся перед Господом, что оставляет все запретное раз и навсегда и возвращается к своей религии.  С момента данного обета, Мурад уже не оставляет ежедневные молитвы, к рюмке больше не прикладывается, только работает с полной отдачей, поставив перед собой цель – облегчить материальное положение своих родных.   

Через некоторое время, уже с маленькой крошкой на руках, после долгих лет скитаний и переездов, Марина возвращается в родной Петрозаводск.  Здесь она устраивается жить со своей бабушкой, воспитывает замечательного малыша.  Здесь она приобретает легкость и душевное спокойствие.  Периодически навещая свою семью, Мурад спешным порядком торопится побывать в мечети. Марина с сыночком, сопровождая своего мужа, первое время как-то стеснялась зайти в дом мусульман. Стояла поодаль и ждала любимого. Но вскоре, из любопытства ради, все-таки попросила мужа взять ее с собой. Какую же радость испытала молодая женщина, перешагнув порог мечети.  С одной стороны простота и уют этого дома пленили ее,  с другой ─ ощущение принадлежности к чему-то большему, то, к чему так стремилась еще со времен далекого детства. Не долго думая, Марина вскоре заявила мужу о своем желании принять ислам. «Я хочу быть такой же, как вы.  Я хочу стать мусульманкой», ─ уверенно резюмировала она.

Немного сомневаясь в подлинности своего исламского бракосочетания, которое все-таки иногда мучило  Мурада, молодые еще раз официально зарегистрировали свои семейные отношения, теперь уже в Петрозаводской мечети. Сегодня наши герои, спокойные и счастливые куют свое счастье, понимая, что впереди их ждет еще немало трудностей и испытаний, приготовленных для них Богом. Но с чистой душой и осознанием ответственности друг перед другом, они уверены, что все у них будет хорошо.  

«Ислам ─ единственный путь к спасению души человеческой», ─ заверяет меня моя собеседница. «Если бы не эта религия, то как бы я могла успокоить свое сердце? Я счастлива! И чтобы не происходило вокруг, я никогда не оставлю мою дорогую религию, мой ислам!» 

 

Фатима Вебер (из книги «Русские в исламе»)

 Петрозаводск, февраль 2007г.

По этическим соображениям фамилии и имена героев изменены

Теги
 

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

56.7106
-0.0454
63.3684
-0.3005

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер