Статьи / Аналитика /

Ливийский капкан

Дата публикации: 04.04.11
Скоро уже будет несколько недель с того дня, как международные силы начали бомбить позиции правительственных войск в Ливии. В ходе конфликта власти жестоко подавляют акции протеста, а в столкновениях с наемниками погибли более 3 000 человек, около 6 000 получили ранения. Сотни тысяч беженцев пытаются покинуть страну.
Международное сообщество требует от Каддафи прекратить насилие против гражданских лиц и сложить свои полномочия. Власти США заморозили 30-миллиардные активы властей Ливии, в том числе активы самого Муаммара Каддафи. Это самая большая сумма из тех, которые когда-либо блокировались по программе санкций.
В последние дни международное сообщество все активнее обсуждает возможности силового воздействия на режим Муаммара Каддафи. Своим мнением по тому, что же все-таки происходит в этой африканской стране, с нами делятся российские мусульманские лидеры и эксперты.


 Мохаммед Хенни, руководитель "Союза исламских организаций"


К сожалению, в России информация об арабском мире подается искаженно. Мы видим, что информационный канал, который освещает события в арабском мире, позиционирует себя как враг арабского мира. Поэтому он может только негатив вещать.

Возможно, потому в России негативно настроены против арабского мира. Нет такого нейтрального канала, который освещал бы объективно события, происходящие в этой важной и жизненно необходимой части мира. Ведь все цивилизации, все религии  исходили из арабских стран. Нам необходимо здесь, в России, иметь хорошие отношения с этой частью мира.

Второе. Насколько мне известно, арабский мир восхищался Россией, когда у нее был конфликт с Грузией.  А сейчас, когда началась революция, непонятна официальная позиция России. То, что происходит в арабском мире, застало врасплох даже страны, являющиеся  мировыми лидерами.

Ни Америка, ни Европа не знали, что будут такие революции. Никто не знал. И весь арабский мир не предполагал этого. Особенно в Тунисе. Видимо, положение дошло до предела.
 
В Ливии нет никакого государства. Поэтому люди, которые говорят, что ливийцы потеряют свое государство, я считаю некомпетентны. В Ливии нет конституции. Нет ни парламента, ни государственных институтов,  ни министерства, даже нет муниципальных образований. Ничего нет! Такая удивительная  система власти.

Там, чтобы свергнуть режим, его построить надо. Ливийцы только  сейчас это поняли.  При этом Америка и ее союзники поняли, что они очень многое потеряли, не приняв решительных шагов в революции Египта. Поэтому они стали помогать революционерам в Ливии. Тем более, что Муаммар Каддафи человек неадекватный. Потому думаю, что этому режиму пришел конец.

Я помню слова В.В.Путина, который говорил, что мы не ищем в мире последователей. Мы ищем друзей. Есть такие друзья, которые боятся за Россию,  хотят, чтоб она осталась сильной, единой. Это арабы.  Поэтому пора бы понять, что хорошо бы найти друзей именно среди них.

В Ливии обратной дороги к режиму Каддафи нет. По какому сценарию будут дальше развиваться события – пока  непонятно. Вокруг Каддафи сейчас одни наемники. Многие считают, что Израиль его вооружает. Поэтому, пока у него есть деньги, все это будет продолжаться.

Висам Али Бардвил, муфтий Карелии


Я, как мусульманин, конечно, беспокоюсь за наших братьев в Исламе. То, что там происходит - для нас несчастье. Люди погибают. Имущество теряют. Но я считаю, что главная причина этого - это правящий режим Муаммара  Каддафи.

Режим, который не дает своему народу протестовать, выразить мнение. И не будь такого режима, не было  внешнего вмешательства в дела страны. Таким образом, он сам дал повод НАТО вмешаться в дела государства.
 
Россия, я думаю, не в очень хорошем положении. Потому что наша позиция неясна. Ни для Муаммара Каддафи, ни для повстанцев. Муаммар Каддафи с одной стороны чувствует, что не поддержали его режим.

И повстанцы тоже видят, что Россия не поддерживает волю народа. Это еще раз  показывает, что внешняя политика России очень слабая. И она действует только по принципу ответной реакции.

Нет стратегии в этом регионе. В России есть мусульмане. Есть арабы-россияне. Эти люди хорошо осведомлены о ситуации в этих странах. Не востоковеды, а настоящие знатоки ситуации. Но Россия не использует свои ресурсы.

Часто выслушивает мнение Израиля, Запада или же бизнеса. Политика России по отношению к Ливии очень слабая. И как бы ни разрешилась в Ливии ситуация, мы будем в проигрыше.
 
На самом деле события в Ливии и в Тунисе сильно не отличаются. Арабы чувствуют себя как единый народ, хоть и живут в разных государствах. Поэтому эти протесты были ожидаемы. Они будут постепенно проходить в разных странах. Конечно, будут иметь разные формы, в зависимости от особенностей этого государства.

 В отличие от Египта, в Ливии народ менее  образованный, менее политически опытный. Потому что все эти годы была жесткая диктатура, которая не разрешала присутствие никакой политической или общественной деятельности. Видно, что есть раскол. Кто-то стремится к свободе, переменам. А кто-то боится перемен, находится в том страхе, в котором привык жить более сорока лет.

Кроме того кровавый характер режима Муаммара Каддафи отражается. Понятно, что народ устал от диктатуры, от коррупции, от ситуации, когда  учитываются не интересны всех граждан, а интересы отдельных кланов. Я думаю, что арабский народ заслуживает, чтобы к нему относились как к народу.

 Мне обидно, когда говорят, что этому народу необходима такая жесткая диктатура. Что по-другому они не могут жить. Я думаю, что арабы заслуживают свободной жизни, заслуживают демократические выборы и власть, которая будет работать во благо народа, а не только править.  

Максим Шевченко, тележурналист, член Общественной палаты

Неважно, что происходит в Ливии. Там не происходит ничего чрезвычайного, чего не происходило бы в других странах. Вся эта мистификация, трагедизация происходящего в Ливии – это ход публичной пропаганды. Мы не должны этому поддаваться, мы должны напряженно вникать в программы и позиции политических сил, которые сегодня противостоят.
Что происходит в глобальном смысле? Реальный конфликт происходит не на Ближнем Востоке. Это просто сцена, на которой разыгрывается драма. Ближний Восток является ареной жесточайшей борьбы мировых элитных клубов. Очевидно, что когда Каддафи был предан Советским Союзом, как и многие другие лидеры национально-освободительных движений, он должен был найти себе нового партнера. Он нашел партнера, конечно, в американской администрации, поскольку все националисты рано или поздно прибегают к поддержке или покровительству США. Потому что центр мирового национализма как идеи политического определения находится в Штатах.
Когда Каддафи стал с ними сотрудничать, ему сразу закрыли все его прегрешения – и обвинение во взрыве самолета, и поддержка терроризма, и все остальное, и он стал просто чудаковатым политиком из Африки. Но с приходом Обамы во всем мире развернулась нешуточная борьба. Борьба между «пакс американа», который базируется на интересах американских националистов, который группируется вокруг республиканской партии, и миром глобальной экономики, глобальных денег, который в американском формате ассоциируется с демократической партией, и центром и мировоззренческим полюсом которого является Лондон.
Победа Каддафи – это победа не самого Каддафи, это победа американского республиканского лобби. Это не значит, что они какие-то фашисты, просто они исходят из того, что Америка – империя, и эта империя должна быть главной в мире. Их оппоненты исходят из того, что никаких империй больше не будет – ни американской, ни российской, ни европейской, ни китайской. Что в мире будет свободное сообщество людей, среди которых будут свободно циркулировать деньги. И кто смел, тот и съел, а кто съел, тот и потребил все эти либеральные блага, которые предоставляет современный мир. Это и есть мировая война. События в Ливии – это одно из сражений глобальной мировой войны, которая на наших глазах набирает обороты.

 

Подготовила Альбина Курбанова.

 

 

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

58.0993
+0.4751
69.6785
+0.9271

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер