Ислам в СМИ / Печатные СМИ /

"Дагестанская правда": Хадж из России

Дата публикации: 17.05.11

Опыт и проблемы
Государственно-конфессиональные отношения

В поисках пути к гражданскому миру, духовному совершенству и развитию через диалог культур и цивилизаций.

Россия велика своей самобытностью, уникальным историческим опытом мирного и немирного урегулирования самых острых вопросов становления своей государственности и обеспечения общественного сосуществования больших и малых народов, религий и их безопасности от  внутренних  и внешних угроз и рисков.

В этом понимании особого внимания заслуживают вопросы осмысления выработанных веками российско-дагестанского опыта взаимодействия и сотрудничества государства с мусульманской общиной через диалог культур и цивилизаций, гуманитарные  принципы национальных и  религиозных традиций.

Определяющим в  историческом развитии общественного сознания со времен  Киевской  Руси   было признание роли, многовекового опыта и значения мусульманской общины и ее лидеров в формировании, становлении и укреплении российской государственности, безопасности и территориальной целостности.

Внимание к исламу, попытки его осмысления и забота о его исторической интеграции в российские мирохозяйственные связи, экономику, культуру, право через уважение прав  народов и их верований  были  духовной традицией  державности. Наиболее полно это выразилось в  опыте России по организации хаджа для своих подданных.

Дагестан исторически и  традиционно лидер по количеству мусульман,  выезжающих  для совершения паломничества.

Со времен принятия российского подданства в конце 18 – начале 19 веков ежегодно от 50 до 80%  российских паломников составляли дагестанцы.  Традиционно ни в одной из  национальных окраин России  местные власти, общины мусульман, религиозные проповедники и проводники паломников не проводили столько работы,   какую проводили в Дагестане по разъяснению верующим канонических и государственных правил, сроков, мест  и порядка, совершения обрядов и  ритуалов паломничества.

Несмотря на колоссальные  усилия властей  Российской империи, Советского Союза, перестроечной и постперестроечной России, за последние   200 лет не было случая, когда бы власти и организаторы и сами участники паломничества были  в полной мере удовлетворены  условиями и результатами организации  хаджа.  Всегда претензий и вопросов к властям и организаторам паломничества было больше, чем ответов.

Начало 21 века и сегодняшняя  обстановка на канале хаджа не являются  ни случайностью, ни исключением из правил векового опыта  России.

При этом следует вспомнить, как все начиналось до революции 1917 г., послереволюционные годы, в годы перестройки 1985-1992 гг. и после распада  СССР. Это основные этапы пути и опыта России по организации хаджа в  новейшей  истории.

В конце 18 и начале 19 веков, когда число мусульманских подданных империи возросло,  по разным оценкам современников, от 16 до 20 млн. человек, проблема паломничества в Мекку постепенно приобретала для  России все большее значение.

Принятие в подданство империи традиционно мусульманских кавказских окраин вместе с зависимыми от России Бухарским и  Хивинским ханствами существенно повлияло на  рост и влияние России на международную политику.

Россия заявила миру о себе не только как традиционно православная держава, но и как сообщество народов с традиционно мусульманским укладом жизни и  культуры. Взяла на себя историческую ответственность обеспечения внутренних и международных условий для развития их общественной, культурной, национальной  и религиозной самобытности.

В течение 19 и к началу 20 веков Россия выработала собственные концепцию, стратегию  имперского управления национальными окраинами и тактику организации интеграции  народов и их религиозных организаций в вопросы самобытного общественного управления государственными делами, строительства нового типа религиозно-государственных отношений  с учетом религиозных и национальных особенностей.

Стратегия и тактика России были уникальными и в корне отличались от европейских стандартов насильственной колонизации и ассимиляции. Подобное утверждение не исключает того, что в ходе развития этих отношений имели место периоды взаимного сползания к напряженности и военно-карательным акциям и  походам. Беспристрастный анализ исторических явлений и  фактов свидетельствует о том, что как только Россия усиливала свое военно-политическое и дипломатическое влияние в европейских делах, проникновение в страны Среднего и Ближнего Востока, активизировала усилия в Юго-Восточной Азии, Европа всегда навязывала и  «наказывала»  Россию затяжными  вооруженными конфликтами на Балканах, Кавказе, китайско-японском направлении.  Тем не менее не войны и конфликты определяли главную линию внутренней и внешней  политики России с  мусульманским миром.  Главным было  и остается  забота о безопасности  народов и религий великой России - преемницы духа византийской веротерпимости  и  вера в мирное сосуществование православно - мусульманских  народов и их национальных  традиций в рамках единого и неделимого  Отечества.

Это  была  политика сильных духом, политика сильной, могучей, единой и  безопасной для  всех России – преемницы  Византии, где мирно трудились и  жили евреи, христиане, мусульмане как братские народы, сотворенные единым  Творцом, но  возвращающиеся к нему разными  путями  своих  пророков. Эта  стратегия союза России с мусульманским миром напугала  Европу больше, чем все религии и  их пророки вместе взятые. Поэтому когда нас сегодня пытаются разделять по национальным и  религиозным  анклавам, вспомните многовековую трагедию России -  собирателя и объединителя  земель и народов, которую  Европа всегда  разделяла и противопоставляла. Вспомните  то,  кому принадлежит сама идея о  мусульманской угрозе миру и несовместимости других религий с  исламом.

В этих сложных условиях Россия искала и нередко находила оригинальные способы и методы воздействия и управления сложными и противоречивыми процессами на дальних  национальных рубежах единого и неделимого  Отечества.  При этом важное внимание уделялось удовлетворению национальных, культурных и религиозных потребностей мусульманских подданных империи и  их вовлечению в управление делами ареалов их  традиционного проживания, обеспечения   общественной и международной безопасности Юга и России в целом.

В связи с тем, что религиозные вопросы были тонкими и уязвимыми, имперское управление территориями постоянно укрепляло свое взаимодействие и сотрудничество с авторитетными  религиозными деятелями и общинами мусульман.

Важное значение придавалось организации хаджа, его  международной деполитизации (избавления от вмешательства Персии и Оттоманской империи в организацию хаджа из России), нейтрализации попыток использования паломничества для подрывных целей и  внедрения в сознание мусульман нетрадиционных, сектантских ультрарадикальных  убеждений, распространяемых колониальными державами (Англия, Франция, Германия, а  в 20 веке США,) в странах Среднего и Ближнего Востока и  не имеющих ничего общего с традициями российского ислама.

Следует особо отметить, что как и в прошлом на рубежах 18-20 веков, так и  сегодня подобные опасные идеи активно внедряются антимусульманскими и антироссийскими  европейскими политическими режимами в  общественное сознание мусульман России.

К примеру, на рубеже концов 18-19 веков  религиозно-политические эмиссары из Ирана, Турции, действовавшие под патронажем Англии, Франции, Порты (Турции), с одной стороны, призывали дагестанцев к массовому исходу за рубеж, обещая свою помощь и покровительство,  в то же время обвиняли  Россию в ущемлении   религиозных прав, неумении управлять мусульманами - своими подданными и подавлении их стремления отделиться от  России. Особого внимания заслуживает и то, что эта работа проводилась по  двум  основным направлениям.

Делалось это, с одной стороны, в целях обеспечения международной  изоляции  России после  ошеломивших  Европу побед  России по  разгрому  Наполеона и  успешного распространения ее влияния  и укрепления  ее  авторитета в  странах  Востока.

С другой стороны,  Европа вела  активную  политику по  подрыву   международных  позиций турецкого  халифата  по управлению  традиционно мусульманскими  территориями стран  Востока, самой  Европы, Средней  Азии,  Закавказья  и  Северного  Кавказа.

С учетом сложной  международной обстановки с конца 19 и в начале 20  веков военно-политические агенты России на мусульманских территориях империи и посольство в Константинополе (Стамбул), консульства в Багдаде, Мешхеде, Джидде  отслеживали ситуацию на канале хаджа из России как наиболее уязвимого направления для  единства, целостности и  безопасности Российской империи.

Они сообщали, что в  империи существует разветвленная сеть  неподконтрольных местным властям и государству «уполномоченных» и «проводников», занимающихся «поборами» от паломников, что приносит им  «значительные прибыли». Российские паломники «пользуются для выезда из империи старыми турецкими, персидскими, бухарскими и даже китайскими паспортами», что в конце 19 века в значительной мере объяснялось «бюрократическими  препятствиями, которыми было обставлено получение заграничного паспорта в России».

Зарубежные российские агенты  с тревогой сообщали имперским властям, что отсутствие у паломников  российских паспортов не только не уменьшает их количество, но  «ставит паломников в зависимое положение от разного рода проходимцев, бравших с них за паспорта  и  услуги проводников  огромные деньги».

В донесениях из-за рубежа и особенно из Джидды сообщалось, что «установить точное количество российских подданных паломников совершенно невозможно, так как преобладающее большинство шло без всяких паспортов». В донесениях утверждалось, что циркулирующие в империи сведения о ежегодном участии в паломничестве 8-10 тыс.человек не соответствуют  фактическому их прибытию в Мекку и что эта цифра оценивалась 18-25 тыс. человек в год.

Вносились предложения о рассмотрении имперскими властями «вопроса об  упорядочении паломничества  российских подданных мусульман». Обращали внимание на гибель 2/3 из числа паломников в пути и по прибытии в святые города от  опасных инфекций чумы, холеры, тифа, оспы. Указывали на возможную опасности ввоза и распространения этих болезней в пределах  Российской империи.

В 1896-1897 гг. после возвращения некоторых паломников из хаджа в Астраханской губернии вспыхнула чума. В те же  годы  Кавказ был  охвачен  холерой.

В январе 1897 г. при МВД Российской империи была создана особая комиссия по борьбе с чумой под руководством принца А.П. Ольденбургского.  В ведение этой комиссии и был передан  вопрос  об упорядочении паломничества мусульман России. Комиссия проделала большую работу.  В Джидду были направлены врачи Соколов,  Далгат, Такаев, Туланов.

Для всесторонней оценки религиозно- политических и медико-эпидемиологических аспектов хаджа впервые в истории  российского хаджа в  Мекку был направлен мусульманин – офицер русской  армии Абдуль Азиз  Давлетшин.  

Его отчет, опубликованный в 1899 г. под грифом «секретно», сыграл важную роль в объективной оценке роли и значения хаджа из России для мусульман, самой империи и ее международного авторитета. Отчет Давлетшина, озаглавленный за рубежом как «секретная миссия русского офицера», открыл совершенно новую страницу  в организации хаджа из России. Многие его положения актуальны и сегодня. Он пронизан оригинальными идеями и мыслями о строительстве в настоящем и будущем  доверительных отношений с мусульманским миром в  России и за рубежом и призывами к противодействию проникновения и распространения в  пределах империи  враждебных традиционному исламу  раскольнических верований.

К концу 1889 г. были подготовлены обширные зарубежные и отечественные исследования и материалы для принятия в империи к 1902 году  «Временных Правил о паломничестве мусульман».

Правила выражались понятной для мусульман формулой: хадж – столп  ислама, одна из главных манифестаций принадлежности к мусульманской  умме и один из важнейших  элементов взаимоотношений Российского государства  с общиной своих  мусульман и странами мусульманского Востока. Россия признает и уважает традиции мусульман.  Объективно оценивает международную и эпидемиологическую обстановку в странах Востока. Исходит из необходимости укрепления мер доверия между государством и мусульманами. При этом руководствуется соображениями общественной и национальной безопасности империи и безопасности своих подданных мусульман, выезжающих на паломничество за рубежи  России.

Важным в  Правилах было то, что к началу 20 века хадж из России фактически стал фактором доверия между властью и общиной мусульман, был признан неотъемлемым столпом ислама и важным элементом международных религиозных связей. Хадж был уравнен с паломничеством православных и иудеев в Иерусалим.

Правила положили конец международным и внутренним антироссийским провокационным политическим спекуляциям об ущемлении прав мусульман в России.

Если в 1901 г. по официальным данным хадж совершили 6 тыс. человек, то после введения новых временных Правил в 1902 г. паломничество совершили более 16 тыс. человек. В то же время зарубежные источники сообщали о  фактическом прибытии из российских имперских территорий около 25 тыс. пилигримов.

В империи после долгих лет отчуждения и взаимного недоверия возрождался и развивался уникальный опыт мирного сосуществования мировых религий и цивилизаций,  внутренний и международный диалог культур и религий России. Это были столетия, когда «Петровская Россия своими  победами удивила Европу, а  Екатерина приучила Европу к своим победам».

Именно к концу 18 века европейская дипломатия с тревогой и озабоченностью  обратила внимание на формирование в Российской империи нового феноменального международного духовного явления – сближение и равноправный  союз православия и ислама во имя будущего величия  России.

Подобное укрепление мощи  России не входило в геополитические планы  Европы. После победы России в Отечественной войне 1812 г. и парада русских в Париже в 1815 г. державы-победительницы осознали, что в России на стыке двух цивилизаций – европейской и азиатской, православной и мусульманской – возникают очертания «нового  Русского мира», преемника византийских традиций веротерпимости и  могущества. Европейская дипломатия осознала, что «тишина и мир для  России» означают перемещение вектора доверия к ней, и в скором времени Москва станет центром притяжения  духовности для  просвещенной Европы, Азии и Востока.  В те годы в Париже возникли не только   русские «бистро», прообразы современных «Макдоналдсов», но и политические стереотипы и шаблоны типа «русские идут» или «русских медведей - людоедов».
Европейская дипломатия (Англия, Франция, Германия и т.д.) уже к 1830 г. выработала модель международного «двойного» поведения перед  «российской угрозой»  европейским ценностям.

Перед внешнеполитическими службами европейских стран и зависимыми от них странами Востока и Азии были определены задачи, цели и тактика последовательного, но непрерывного  подрыва основ безопасности «Азиатской российской империи» с использованием международного покровительства внутриполитическим, национальным и националистическим силам (Украина, Польша, Финляндия, Армения, Азербайджан), а также религиозным радикальным антироссийским силам в южном направлении - Иран, Турция, Крым, Закавказье, Северный Кавказ, бассейн  Черного моря,  Кавказ и  Балканы были выделены  в отдельный и особый разряд «разматывания России» по национал-религиозному признаку.

Помощь и покровительство на Дальнем Востоке оказывались Японии и Китаю за территориальные притязания к  России и попытки их силового решения, а режимам ханств Средней Азии – за отказ от  русского протектората и Афганистану – за возрождение басмачества.

К концу 19 века этот арсенал по подрыву России был дополнен  социал-демократическими, коммунистическими идеями и организациями, готовыми  к любой войне, любой ценой за власть в России. Идеи и лозунги диктатуры пролетариата были перспективны на европейском направлении, с дальнейшей переориентацией их разрушительной силы к национальным окраинам  России. Поэтому когда некоторые демократы из своих нам говорят о «революциях» в  России и об их «вождях», не помешало бы ознакомиться с источниками из зарубежных секретных фондов спецслужб и внешнеполитических ведомств Германии, Англии,  Франции, Австро-Венгрии,  Испании, Японии и  США.

Автор далек от шпиономании и не разделяет «теорию заговора». Вместе с тем ответственно заявляет о том, что идеи  всех войн и революций последних двух столетий навязаны  России и спонсированы извне при «горячей поддержке изнутри» коррумпированными национальными оргпреступными и близкими к ним бизнес-структурами и фактически антинародными силами, ненавидевшими  Россию  и ее  народы.  Революции и войны  на деле имели коммерческие, политические, идеологические цели по разделению и последующему уничтожению России, ее народов и  религий.  Понимаю, что такая оценка исторических событий не совсем «современна и демократична», как и то,  что все равно ничего не изменишь. В том-то и дело, что и сегодня работа по  «усмирению России» продолжается. Европейские столицы полагают, что характер внутренних угроз и рисков безопасности России приобретает чудовищный размах и при сегодняшних темпах развития  коррумпированной политической элиты национальных  окраин и сросшихся с ними теневых бизнес- и оргпреступных  групп.  Для всего мира реализация цели развала  России - «дело  времени и цены вопроса». Это  ошибочное, но опасное мнение. У России иная  глобальная историческая миссия. Но это тема отдельного разговора.

Даже в такой сложной  международной обстановке  Россия не отказалась от  своих  исторических  обязательств  и  ответственности за выполнение гарантированных им прав свободного отправления своих  религиозных обрядов.

Россия отправила на хадж в 1903 г. 5 тыс. человек, 1904 г. - около 7 тыс.  1905г. - 10 тыс.

В 1905 вступила войну с Японией и широко шагнула в  первую  русскую революцию и гражданскую войну -  «европейскую  модель самоуничтожения для России» путем принесения в жертву «диктатуре пролетариата» своей  традиционной православной и мусульманской духовности и  единства народов - основ державности. Для сведения читателя: для нужд  первой  русской революции  1905 – 1907гг. Япония выделила 10 млн. долларов.

Феноменальные исторические явления  20 века – революции и  войны стали: 1) прибыльным бизнесом, 2)  мощным  инструментом внутренней и внешней  политики, 3) скрытой    формой массового  казнокрадства, 4)  фактором оправдания коррупции и деятельности оргпреступных сообществ, 5) идеологического обоснования вне правовых действий властей в отношении собственных граждан в   чрезвычайных условиях, 6) теневыми схемами массового вывоза сырья, минералов, технологий, капиталов, интеллектуальных ресурсов и перспективных для страны  кадров за рубеж  и т.д.
В начале 20 века привнесенные извне и навязанные  России идеи «народовластия, революционных реформ и демократии» по  лекалам евроатлантической модели общественного развития - сбросили  некогда могучую державу в пучину мировых и опустошительных гражданских войн и нескончаемых  революционных  реформ,  репрессий, оттепелей,  застоев, перестроек.

Было уже не до хаджа. После революции 1917 г. паломничество, как  и  религии в целом, было признано пережитком прошлого. После репрессий конца 30-х годов отношения с  КСА были  «свернуты», посольство закрыто. В ходе  Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. отношение к  организации паломничества  мусульман несколько  изменилось. Советский Союз с 1945 г. по 1990 г. ежегодно мог получать и осваивать квоту  до 25 человек в год при населении 250 млн. человек, где мусульмане составляли по разным оценкам от 40 до 60 млн. человек. В этих условиях Российская Федерация не имела своей собственной квоты и была вынуждена эпизодически  просить у ДУМ республик Средней Азии 4-5 мест для своих мусульман.

Разумеется, мусульмане России обоснованно обращали внимание властей РФ на явную несправедливость в решении вопросов, гарантированных Конституцией СССР религиозных  прав и свобод. До 1985 г. получение 3-5 мест для Дагестана и то не регулярно,  с одной стороны, было событием, а с другой, сопровождалось скандалами о том, что на хадж выехали не те и не из тех регионов. Каждый считал, что именно его регион и только достоин этого права на выезд из страны. Прямо скажем, это были не простые годы для властей и религиозных организаций.

Год 1985. Грянула перестройка и широко открыла своим  гражданам границы для выезда и въезда в Россию. В результате демократизации общественной жизни, конституционного признания и законодательного закрепления религиозных прав и свобод мусульмане получили право совершения  ежегодного паломничества. Постепенно  возвращается уважение к традициям мусульман России, историческому опыту взаимодействия и сотрудничества органов власти всех уровней и религиозных организаций.

В современной России ежегодно обеспечиваются благоприятные внутренние и международные условия для организации  паломничества. Для этого мобилизовывается потенциал государственных административных, материально-технических, финансовых, международных и кадровых ресурсов, негосударственных общественных и  религиозных организаций всех регионов  России.

Органы власти Дагестана уделяют самое серьезное внимание организации хаджа. Президент РД М.М.Магомедов на совещании по вопросам хаджа 15 марта 2011 г. определил новые концептуальные подходы к организации хаджа: законность, справедливость, безопасность, полное удовлетворение потребностей паломников и их сервисное обслуживание за рубежом.

Дагестан вступил в ответственный этап подготовки хаджа 2011 г. Почему организация паломничества мусульман важна для  России, особенно для   Дагестана, – это тема для отдельного,  специального  и профессионального рассмотрения с учетом  канонов  ислама и  международного опыта его  организации.

 

 Автор: Бекмурза Бекмурзаев, министр по национальной политике, делам религий и внешним связям РД

 

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

59.2348
-0.0463
69.8023
+0.1589

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер