Ислам в СМИ / Печатные СМИ /

"Социалист": Исламофобия против просвещения

Дата публикации: 01.06.11
Английский философ Джон Локк, живший во времена крупных межрегиональных конфликтов, отмечал, что терпимость к людям иных религиозных взглядов "настолько благоугодна подлинному человеческому разуму, что кажется уродливой слепота людей, не понимающих ее необходимости и ее преимуществ". Спустя 300 лет основополагающие принципы, выдвинутые в эпоху Европейского просвещения - свобода вероисповедания и отправление религиозных обрядов - подверглись серьезным испытаниям.

Во Франции, где ультраправая националистическая партия «Национальный фронт» набрала на выборах в прошлом году почти 12% голосов, вступил в силу закон, запрещающий ношение никабов и паранджи. Ношение паранджи в общественных местах хотят также запретить в Бельгии. В Голландии «Партия свободы» Герта Вилдерса, известного своей резкой критикой ислама и предложениями полностью запретить иммиграцию из мусульманских стран, на парламентских выборах в прошлом году получила третье место.
Даже традиционно либеральные шведы на выборах в 2010 году впервые в истории предоставили места в парламенте ультраправой Партии шведских демократов.

Ультраправые партии, выдвигающие зачастую антииммигрантские и антимусульманские требования, выходят на авансцену политической жизни в Австрии, Бельгии, Болгарии, Дании, Франции, Финляндии, Греции, Венгрии, Италии, Латвии, Румынии и Словакии.
Канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон недавно объявили о провале политики мультикультурализма.

Рост исламофобии происходит и в США, где доля мусульманского населения минимальна - всего 1% населения (для сравнения в Европе она составляет 5%). Намерения американского пастора Терри Джонса сжечь Коран наряду с гневными выступлениями по поводу строительства мечети рядом с Ground Zero продолжают активно обсуждаться на первых страницах газет, одновременно эти события становятся частью более масштабного антиисламского движения .

На самом деле, оживившиеся американские правые считают антимусульманские настроения популярной темой предстоящей предвыборной кампании 2012 года. В стремлении заработать политический капитал, они разыгрывают антиисламский пасьянс, спекулируя эмоциями американцев, еще не оправившихся после терактов 11 сентября, ведь многие американцы воспринимают ислам не только как религию, но и как политическую идеологию.

Недавно я пересматривал фильм Ника Брумфилда «Битва при Хадите». Сценарий картины основан на реальных событиях, произошедших в иракском городе Хадита в ноябре 2005 года, тогда американские морские пехотинцы расстреляли 24 мирных жителей, среди которых были мужчины, женщины и дети. Один эпизод поразил меня до глубины души: обычная любовная сцена. Муж заходит в спальню к своей жене. Она сбрасывает с головы хиджаб, и волосы красиво рассыпаются по плечам. В этой сцене нет эротики и страсти. Этот непривычный для кинематографа эпизод врезается в память, настолько редко мусульман изображают обычными людьми, живущими обычной жизнью, занимающихся повседневными делами.

В западной массовой культуре мусульман обычно представляют либо в образе сердитых мужчин, размахивающих автоматами, либо женщин, жалобно стенающих у могил. Террористы и смертники, деспотичные мужья, жестокие отцы и забитые женщины, вынужденные скрывать свои лица. С учетом таких декораций, не мудрено, что по обе стороны Атлантики растет религиозная нетерпимость и антимусульманские настроения, которые и привели в конечном счете к запрету на ношение паранджи во Франции.

Во времена экономических трудностей вошло в привычку изливать свое недовольство на «козлах отпущения». Эту роль на протяжении последних столетий выполняют национальные меньшинства или иммигранты. Так, от предубеждений европейцев пострадали в шестнадцатом веке французские гугеноты, в семнадцатом веке испанские евреи, а позднее и прибывшие с азиатского и африканского континентов иммигранты.

И хотя Просвещение и заложило основы для религиозной толерантности, история Европы, тем не менее, была запятнана депортациями, погромами, пытками и кровавыми бойнями.

Хотя послевоенная Европа и стала территорией беспрецедентной свободы и толерантности, мы должны понимать, какую опасность представляет собой сочетание затянувшегося экономического кризиса, растущей безработицы, урезания социальных льгот и роста антиисламских настроений. Как предупреждал Локк триста лет назад, при отсутствии четкого разделения между гражданской властью и религией противоречия будут возникать снова и снова.
 
ВИЛЬЯМ ГРЕЙДЕР
журналист (США)
New Internationalist

Перевод Елены Кутовой

 

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

57.5118
-0.0588
67.8927
-0.0406

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер