Ислам в СМИ / Печатные СМИ /

eTatar.ru: Европа борется с исламофобией через образование

Дата публикации: 28.02.12
В декабре 2011г. в Европе увидело свет пособие “Противодействие нетерпимости и дискриминации в отношении мусульман: руководящие принципы для преподавателей. Борьба с исламофобией через образование”. На менее чем 80 страницах рассказывается о том, как избежать ущемления прав мусульманских школьников, которые учатся в школах Европы. Учителям доходчиво объясняется, что нужно делать, чтобы не допустить ситуации, когда ученик-немусульманин обзывает свою одноклассницу-мусульманку, носящую платок, террористкой-смертницей, и как вести себя, если это всё же случилось.

Над этим пособием-руководством работал целый ряд экспертов европейских стран, а также США, Канады, Турции и России. Русская версия пособия появилась буквально на днях и пока доступна только лишь в электронном варианте. Марат Гибатдинов – один из двух российских экспертов, которые были приглашены ОБСЕ для работы над проектом. В интервью “еТатар” руководитель Центра истории и теории национального образования Института истории Академии наук Татарстана, руководитель Объединения преподавателей истории РТ считает, что этот труд актуален и для татарстанских реалий. Не говоря уже о других регионах Российской Федерации.

- Марат Мингалиевич, как появилось это руководство, и почему именно вы приняли участие в работе над проектом?

- При ОБСЕ работает Бюро по демократическим институтам и правам человека. Они занимаются тем, как можно поддерживать и развивать права человека, препятствовать дискриминации по разным признакам: этническим, гендерным, религиозным и т.д. У них есть серия руководств, ориентированных именно на сферу образования. До этого, например, вышло похожее руководство по предотвращению антисемитизма. А это пособие поднимает проблемы исламофобии.

В первую очередь, оно адресовано работникам системы образования: учителям, воспитателям, директорам школ, сотрудникам управлений образования, министерствам. Однако этот труд будет интересен всем людям, которые хоть как-то своей деятельностью способны предотвратить исламофобию.

Участвовать в проекте меня пригласили мои европейские коллеги, вместе с которыми в Лондоне мы выпустили книгу “Образ мусульман в европейских учебниках истории”. Организаторы хотели, чтобы в пособии была представлена не только Западная, но и Восточная Европа, в частности, Россия. Вторым российским экспертом стал Юрий Горячев. Он возглавляет кафедру ЮНЕСКО в Московском институте открытого образования.

- Руководство адресовано, прежде всего, учителям. Каким образом оно распространяется?

- Пособие было написано под эгидой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Но его уже утвердили и ЮНЕСКО, и Совет Европы. Таким образом, можно смело говорить, что этот документ носит не только европейский характер. Это документ международного масштаба. ЮНЕСКО приняло его принципы и будет распространять пособие во всем мире. Английская и русская версии уже готовы. На очереди – версии на немецком, арабском, французском и испанском языках. Руководство есть в открытом доступе в Интернете. Скачать его можно совершенно бесплатно.

- В пособии речь идет о том, как противодействовать нетерпимости и дискриминации в отношении мусульман, однако среди экспертов, принимавших участие в работе над документом, есть представители только одной мусульманской страны – Турции. Почему?

- Ну, прежде всего, потому, что в пособии речь идет о европейских реалиях. Однако в работе над руководством приняло участие и очень много представителей мусульманских общин. Скажем, таких как Организация Исламского сотрудничества, Исламская организация по вопросам образования, культуры и науки или Ассоциация мусульманских ученых Великобритании. Представлены и американские, канадские, австралийские мусульмане.

ТАТАРСТАН – ПРИМЕР ДЛЯ ЕВРОПЫ

- В чем заключалась ваша работа?

- Я подключился к проекту на одной из финальных стадий, т.е. я уже работал с документом, готовым процентов на 90, смотрел, насколько он отражает те задачи, которые стояли при его разработке: что нужно добавить, что нужно убрать. Давал свои рекомендации.

- Они были включены?


- Да. Я очень рад тому, что некоторые мои рекомендации были включены в этот документ. Да, пособие посвящено дискриминации мусульман. Но это не значит, что мы должны прививать мусульманам некий комплекс эдакой жертвы. Это чрезвычайно важно, поскольку основным принципом, на котором построено пособие, является стремление к тому, чтобы к мусульманам обращались как к полноправным гражданам. К ним не должно быть никаких преференций или особого отношения. Мы не можем этого требовать. Наша основная цель заключается в том, чтобы мусульмане имели те же права, а соответственно и те же обязанности, что и другие члены общества. Иными словами, во главу угла были поставлены права человека, на которые не должны влиять ни этническая, ни расовая, ни конфессиональная принадлежность.

В первой части пособия речь идет о том, что такое дискриминация вообще: описываются её виды, ситуации, в которых мусульмане могут подвергаться дискриминации. Также приведен список международных документов, по которым составлено пособие. А затем приведены конкретные инструменты противодействия нетерпимости в отношении мусульман и положительные примеры, которые международная группа экспертов рекомендует к распространению в других странах. Я чрезвычайно рад тому, что описанный мной пример Татарстана также был включен в это руководство.

- Какой пример?


- По инициативе РТ впервые в российской истории для федерального учебника по истории религий под редакцией А.Н.Сахарова был подготовлен особый вариант, который адекватно отражает основы культуры ислама. Если в стандартном варианте федерального учебника преобладало православие, а про ислам говорилось очень кратко, то в этом варианте, который был написан Рафиком Мухаметшиным, исламу уделяется большое внимание. Этот вариант был написан специально для таких регионов России как Татарстан, где преобладает мусульманское население.
“МУСУЛЬМАНЕ ОПАСНЫ, УНИЖАЮТ ЖЕНЩИН И, ВООБЩЕ, ОНИ – ЛЮДИ ВТОРОГО СОРТА”

- “Нетерпимость и дискриминация в отношении мусульман”. Что под этим подразумевается?

- Во-первых, конечно, исламофобия, которая обострилась после 11 сентября 2001 года, когда ислам и мусульмане во многих странах стали ассоциироваться с терроризмом. У многих европейцев и граждан других стран стало создаваться такое впечатление, особенно под влиянием СМИ, что мусульмане – это совершенно иные, совершенно не такие, как они, люди, и что у них с ними нет никаких общих точек соприкосновения. Всех мусульман начали рисовать одним цветом: раз мусульманин – значит, есть какой-то стереотип. И не важно, что мусульмане из арабских стран, из Турции и, скажем, из России – это совершенно разные мусульмане. Т.е. если ты мусульманин, значит, ты другой, у тебя совершенно другие ценности, и ты не имеешь ничего общего с европейскими или общечеловеческими ценностями. У мусульман есть только религия, и религия определяет все их умонастроения, их действия. А еще поскольку в западном обществе распространено представление о том, что ислам – это религия насилия, европейцы стали воспринимать всех мусульман как людей, изначально склонных к насилию. Ну, понимаете цепочку, да? Мусульманин -> ислам -> насилие -> подозрительное лицо. Помните, как в первые месяцы после терактов 11 сентября многие боялись лететь в одном самолете с мусульманами? А в американских и европейских школах детей мусульман начали третировать. Возникла общая ситуация отторжения, когда западное общество стало опасаться мусульман только исходя из того, что какая-то группа людей, считавших себя мусульманами и использовавших мусульманские лозунги, совершили эти теракты, таким образом, автоматически повесив на всех мусульман клеймо террористов, неблагонадежных, людей, которые всех хотят обратить в свою религию, силой насадить ислам. Вот это и является наиболее распространенным отношением, которое влечет за собой дискриминацию мусульман.


Гонения на мусульман (фрагменты фильма “Меня зовут Кхан” (режиссер – Каран Джохар, 2010г.))

Во-вторых, очень важный вопрос – это положение и права женщин в исламе. Это очень серьезная проблема. Западное общество очень часто исходит из того предвзятого отношения, по которому оно судит о мусульманках: якобы мусульманские женщины изначально забиты, они – люди второго сорта, не имеют никаких прав, дискриминируются в мусульманском обществе. Создается впечатление, что положение женщины в исламе изначально принижено. И к тому же, этот стереотип в западном обществе тоже очень активно пропагандируется. Вплоть до того, что некоторые общества, которые ставят во главу угла секулярность, исходя из того, что ислам якобы ущемляет права женщин, стремятся их как бы “освободить”, как это в свое время пытались сделать у нас большевики. Помните? “Освобожденная женщина Востока”. Сейчас в некоторых европейских странах тоже пытаются таким искуственным образом “освободить” мусульманок, совершенно не спрашивая, хотят ли они этого, нужно ли им это, есть ли вообще такая проблема. Они видят только внешние признаки: девушка ходит в платке – значит, она не свободна.

Третья проблема связана с тем, что во многих случаях конфессиональная принадлежность смешивается с расовой принадлежностью. Поскольку ислам возник в Аравии, первоначально распространялся среди арабов, используя терминологию исламофобов, ислам можно назвать религией не белого населения. Т.е. изначально негативное отношение расистов и ксенофобов к неевропейцам, к азиатам, к африканцам переносится и на всех мусульман. Они считают, что это религия цветных, религия второго сорта. Соответственно, и люди, исповедывающие эту религию, тоже являются людьми второго сорта. Они априори не образованные, замкнутые, живут в каком-то своем мире. В общем, либо их нужно цивилизовать, как цивилизовывали туземцев, либо, вообще, не нужно с ними контактировать: их нужно просто отторгать от современного европейского общества.

- Т.е. среднестатистический европейский учитель, прочитав это руководство, выявит для себя конкретные инструменты, при помощи которых он будет бороться с вышеизложенными стереотипами у себя в классе. Верно?

- Абсолютно. В пособии описаны самые разные ситуации: когда мусульман в классе меньшинство, или раньше мусульман в обществе не было и вдруг появляются новые мигранты. Эксперты рекомендуют очень внимательно относиться к любым проявлениям дискриминации. Это может быть словесная, но агрессивная реакция школьников. Например, мальчик обозвал свою одноклассницу, носящую платок, террористкой. Учителя могут закрыть на это глаза, оправдав тем, что мальчики всегда пристают к девочкам. Ни в коем случае нельзя игнорировать такую ситуацию! Потому что дети видят: сегодня они оскорбили эту девочку в платке, и никакой реакции не последовало. Значит, они делают вывод, что общество, в данном случае, школа признает такую форму отношения к мусульманам. И дальше,если учителя и администрация школы не будут принимать никаких мер, из этой словесной агрессии они могут перейти к физическому воздействию. Нельзя думать, что всё само собой рассосется. Все эти возможные зародыши конфликтов нужно постараться решать максимально на раннем этапе, чтобы потом это не переросло в какие-то необратимые явления.

    Из пособия “Противодействие нетерпимости и дискриминации в отношении мусульман: руководящие принципы для преподавателей. Борьба с исламофобией через образование”:

    “6 стереотипов, которые часто встречаются в публичных дискуссиях по поводу мусульман:

    1. ВСЕ ОДИНАКОВЫЕ
    Считается, что все мусульмане в принципе очень похожи – независимо от ациональности, социального положения или политических взглядов, а также независимо от того, насколько последовательно они соблюдают предписания своей религии и религиозные обряды.

    2. РЕЛИГИЯ – ЕДИНСТВЕННЫЙ МОТИВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВСЕХ МУСУЛЬМАН
    Считается, что единственной наиболее важной – во всех обстоятельствах – особенностью всех мусульман является их религиозная вера. Таким образом, если мусульмане участвуют в насилии, причину видят в том, что их религия поощряет насилие.

    3. СОВЕРШЕННО “ДРУГИЕ”
    Мусульман считают совершенно “другими” – предполагается, что они ничем, или практически ничем, не интересуются из того, что интересует немусульман, и не разделяют их потребностей или ценностей. В результате считается, что у мусульман отсутствуют какие-либо идеи или знания, которые люди с другими религиозными или культурными корнями могли бы у них позаимствовать с пользой для себя.

    4. ОТСТАЮТ В КУЛЬТУРНОМ И МОРАЛЬНОМ ОТНОШЕНИИ
    Считается, что мусульмане обладают менее высоким уровнем культуры и морали, склонны к нелогичному поведению и насилию, проявляют нетерпимость при обращении с женщинами, пренебрежительно относятся к любому мировоззрению, отличному от их собственного, а также без видимой причины враждебно настроены по отношению к Западу.

    5. УГРОЗА
    В мусульманах видят угрозу безопасности. Они участвуют в “столкновении цивилизаций” по всему миру, а в тех странах, где составляют меньшинство, являются “внутренним врагом”, который тайно или открыто симпатизирует международному терроризму и стремится к “исламизации” страны проживания.

    6. НЕВОЗМОЖНОСТЬ СОТРУДНИЧЕСТВА
    Как следствие пяти стереотипов, приведенных выше, утверждается, что активное партнерство между мусульманами и людьми с иными религиозными и культурными корнями невозможно, что с ними нельзя работать как с равными при выполнении задач, требующих диалога и терпеливого взаимодействия.”

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ МИРЫ МОГУТ СОЕДИНИТЬСЯ

- Насколько это пособие актуально для Татарстана и для России, в целом?

- Татарстан уже вошел в это пособие как один из регионов, который показывает пример. У нас действительно есть что показать. Есть чему научить наших европейских коллег. Это пример, за которым стоит целенаправленная политика нашей республики на протяжении десятилетий – политика поддержки межконфессионального согласия. Тем не менее, и это подчеркнуто в данном пособии, даже в тех регионах, где вроде бы нет проблем и всё благополучно, нельзя забывать о том, что ситуация очень часто меняется. И нередко она может изменяться кардинально. Нельзя говорить “у нас всё хорошо, у нас люди столетиями живут в мире” и ничего не делать. Если мы перестаем хотя бы мониторить ситуацию, перестаем поддерживать поликультурный диалог какими-то постоянными активными мерами, мы рискуем потерять эту благополучную ситуацию. А значит, даже для таких регионов как Татарстан, где имеется традиция поликультурного общества, очень важно поддерживать эту традицию, и поддерживать на новом уровне, используя современные методики и возможности. Ведь у нас ситуация с исламом тоже изменилась. Появились новые мигранты из Средней Азии. Появились мусульмане из дальнего зарубежья. Ситуация всегда меняется, всегда нужно держать руку на пульсе, чтобы отслеживать эти новые факторы, новые явления и своевременно на них реагировать.

Что касается других регионов федерации. Для Москвы, например, это пособие имеет очень большое значение. Если говорить о российской столице, это как раз тот пример, когда общество вдруг поняло, что, оказывается, в городе живут не только православные, но и огромное количество мусульман. И для многих это оказалось большим сюрпризом. Этих мусульман уже сложно назвать меньшинством. Они невидимы. Это такая безмолвная и невидимая масса, которая вовлечена в жизнь и экономику мегаполиса. Город без них существовать уже не может. И вдруг два раза в год они как бы выходят из тени, и оказывается, что все улицы запружены, и город хватается за голову: откуда они все взялись?

Эксперты, которые участвовали в разработке этого пособия, говорят, что нельзя игнорировать наличие мусульман в обществе. Неважно, один ли это человек или несколько миллионов. Нужно понимать, что они такие же граждане общества, такие же люди, у которых есть права, у которых есть культура и традиции. Им просто нужно помочь адаптироваться к нашим условиям.

В России говорят, что они сами должны адаптироваться. А мы, эксперты, говорим, что это мы (общество, государство) должны им помочь адаптироваться. Мы не имеем права просто говорить: вот ты приехал к нам, будь добр изучи это и это, сними платок, не танцуй лезгинку и т.п. Мы обязаны создать институты в обществе, которые будут помогать этим людям адаптироваться к нашим реалиям и в юридическом, и в культурном планах. Это первое.

Второе. Должны быть контакты между этими двумя мирами, которые, к сожалению, во многих регионах существуют как бы изолированно друг от друга. Мусульмане живут сами по себе, а представители других конфессий живут сами по себе, и они очень редко пересекаются. Задача этого пособия показать пути, как можно налаживать общение между представителями этих общественных групп. Как должен строиться этот диалог? Как наладить контакты между мусульманами и немусульманами? В этой связи для меня как для историка очень важно, что в пособии уделяется большое внимание нашему общему историческому наследию. К сожалению, во многих странах создается такая картина, что мусульманский мир существует где-то сам по себе, и что он к местному населению не имеет никакого отношения. Даже в такой стране как Испания, где период мусульманского владычества на Пиренеях достигает 800 лет, ислам просто игнорируется. Посмотрите на испанские учебники: история Иберии развивается своим чередом, но вот приходят мусульмане и всё завоевывают, дальше три строчки о том, как мусульмане правили в регионе на протяжении 800 лет, и сразу начинается Реконкиста. Там нет ни Андалусии, ни конвивенции, т.е. мирного сосуществования ислама, христианства и иудаизма, нет Кордовы, нет университетов, где вместе преподавали мусульмане и христиане. Всё это игнорируется. И одна из рекомендаций, которые дают эксперты, звучит так: мы должны не замалчивать, а наоборот рассказывать об этих позитивных моментах из нашей общей истории, когда представители разных конфессий жили и сотрудничали в мире. Это же касается и золотоордынского периода, который в российских учебниках либо игнорируется, либо описывается открыто негативно. А если мы посмотрим на историю Золотой Орды, то там очень много примеров мирного сосуществования ислама и православия. Опираясь на наше общее наследие, мы должны показать, что нет ничего невозможного в мирном сосуществовании.

    Из пособия “Противодействие нетерпимости и дискриминации в отношении мусульман: руководящие принципы для преподавателей. Борьба с исламофобией через образование”:
 
“Помимо изучения основ религий, учебные программы по всемирной истории и культуре должны также включать уроки, посвященные истории и культуре мусульман – как в данной конкретной стране, так и во всемирном масштабе. Следует, чтобы такие уроки давали информацию о мусульманских художниках, писателях, политиках и ученых и тем самым опровергали существующие отрицательные стереотипы в отношении мусульман. В этих целях учителя должны помочь школьникам осознать, что, точно так же, как и их собственная культурная идентичность, культурная идентичность мусульман – явление не монолитное, а многообразное и существующее в динамике. Однако учителям не следует стремиться деконструировать все традиции или формы коллективной идентичности. Наоборот, нужно помочь ученикам установить точный баланс между индивидуальным и коллективным и тем самым предупредить реакцию отторжения.”

ИМАМ + СВЯЩЕННИК = ?

- После участия в работе над таким проектом можете ли вы сказать о том, что христианское большинство в Европе, наконец-то, готово услышать мусульманское меньшинство, которое просит обратить взоры на общее прошлое? И можно ли сказать, что и в нашей стране золотоордынский период истории России смогут оценивать не как татаро-монгольское иго, а как этап мирного сосуществования двух миров?

- Конечно, ситуация в Европе с ситуацией в России не идентична. Если говорить о неком общеевропейском тренде, я категорически не согласен с тем, как у нас трактуют высказывания госпожи Меркель или премьер-министра Соединенного Королевства о том, что якобы мультикультурализм провалился. Это совершенно не так! Мультикультурализм провалился там, где этим не занимались, где это был просто лозунг. А там, где местные власти, местные общины реально занимались этой проблемой, мультикультурализм не просто не провалился, он дает очень эффективные плоды. Я могу привести очень много примеров, которые сам лично знаю.

Скажем, в Великобритании есть такой маленький городок Олдхэм. Там две общины: христианская и мусульманская – тоже жили порознь. И вот лидеры этих общин: священник англиканской церкви и имам – решили, что нельзя больше допускать разделения общества по конфессиональному признаку. Они начали с очень простых вещей. Раз в неделю они стали вдвоем прогуливаться в городском парке. Всё. Они просто проходили этот парк из одного конца в другой, беседовали на какие-то совершенно обычные темы, но это было важно. Почему? Потому что люди видели, что имам в своей традиционной мусульманской одежде и священник в своей рясе спокойно беседуют, а не накидываются друг на друга. Следующим шагом стало посещение ими больных людей в хосписах и домах престарелых. За ними потянулись и их прихожане. Т.е. начались конкретные совместные шаги помощи тем членам общества, которые в ней нуждаются. А всё началось с простых прогулок в городском парке. Значит, люди разных конфессий могут действовать сообща в таких вопросах как милосердие, помощь своему ближнему, борьба с наркоманией и т.д.

Вот еще один пример. В школу пригласили двух мужчин. Один из них был одет в традиционную арабскую одежду, а другой был одет по-европейски. Учеников спросили: кто из них мусульманин, а кто полицейский? Естественно, все в один голос сказали, что человек в арабских одеяниях – мусульманин, а другой – полицейский. На самом же деле современный молодой человек с модной стрижкой был мусульманином, а англичанин арабского происхождения в традиционной арабской одежде оказался полицейским. Казалось бы, насколько это примитивно! Но это первый шаг, с которого и начинается ломка стереотипов. Нельзя судить о человеке по внешнему виду. Нужно попытаться увидеть в нем не образ чужака, а образ представителя другой культуры, а потом попытаться найти в этой культуре нечто общее со своей. Так, постепенно и выстраивается диалог. В Европе, в основном, это понимают. Это мое личное мнение, основанное на анализе документов, которые принимаются в последнее время, в том числе, я имею в виду и это руководство.

Конечно, и в Европе есть националисты, правые партии, которые играют на так называемой мусульманской или арабской или турецкой угрозе. Например, не успело наше пособие выйти, как на него сразу же началась атака со стороны исламофобов. Они заявили, что пособие инспирировано Организацией Исламского сотрудничества, хотя ОИС – всего лишь один из множества участников. Подавляющее большинство экспертов, работавших над проектом, это представители европейских стран. Более того, здесь есть представители таких организаций как Дом-музей Анны Франк (Нидерланды) – организации, занимающейся проблемой холокоста. Трудно представить, что организации, которые занимаются проблемой дискриминации евреев и проблемой антисемитизма, будут заниматься вопросами дискриминации мусульман. Тем не менее, исламофобы уцепились за то, что какие-то представители ОИС участвовали в работе над нашим проектом, и считают, что это руководство дает какие-то преференции мусульманам или ограничивает свободу слова. Якобы любая критика ислама и мусульман теперь признается недопустимой. На самом деле, на первой странице пособия черным по белому написано, что есть права человека и есть свобода слова. И эти два фундаментальных принципа не противоречат друг другу. Вы можете свободно говорить и критиковать кого угодно, но если вы начинаете призывать к межнациональной и межконфессиональной вражде, естественно, на этом ваша свобода слова ограничивается.

Что касается России, то исходя из анализа выступлений первых лиц, сделанных ими за последние месяцы, я могу сказать, что и в нашей стране всё-таки началось понимание того, что Российская Федерация – это многонациональная страна, и невозможно это игнорировать.

Одна моя немецкая коллега написала статью под названием “Только толерантности не достаточно”. Смысл её в том, что, да, толерантность стала основой европейской культуры, но теперь нужно сделать следующий шаг: шаг ко взаимному пониманию. Т.е. мы должны постараться понять “иных”, что это за культура, что это за люди, чем они живут. У нас, в России, я бы сказал, недостаток толерантности. Мы еще не сделали этот первый шаг или только делаем его. Нам еще предстоит прийти к такому состоянию, когда бы мы не судили о человеке по его этническому или конфессиональному признаку. У нас до сих пор по ТВ можно услышать такие словосочетания как “чеченский бандит”, например. Почему-то у нас не говорят “украинский преступник” или “русский вор”. Но если в криминале замешан, скажем, чеченец или дагестанец, тут же говорят о его национальной принадлежности. Ни в коем случае нельзя смешивать этническую составляющую и социальную роль человека! Некоторые призывают вернуться к идее дружбы народов, которая была в СССР. Замечательно, но нельзя сделать второй шаг, не сделав первый. Нужно, чтобы в обществе все люди признавали за другими такие же права, как за собой. Только тогда мы сможем сделать второй шаг и говорить о дружбе.


Роберт Болгарский
 

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

59.6564
-0.4918
66.6780
-0.4715

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер