Ислам в СМИ / Печатные СМИ /

The Independent: Новообращенные мусульманки

Дата публикации: 15.12.12
Три четверти тех, кто приходит в Ислам в Великобритании, относятся к прекрасной половине человечества. 

Согласно данным исследователей Университета Суонси (Уэльс, Великобритания), из 5200 британцев, ставших мусульманами в прошлом году, более половины белых и 75 процентов из них женщины.
Новейшие исследования ученых проливают свет на трудности, с которыми сталкиваются новообращенные британки в процессе адаптации к новой жизни. Сегодня мусульманками становится рекордное число белых женщин, и очень многие ощущают полное отсутствие помощи в тот период, пока они только привыкают к новой религии. За последнее десятилетие в Ислам обратились около 100 тысяч британцев. Это значительный рост. В предыдущее десятилетие число новообращенных составило 60 тысяч. 

И хотя число новых мусульман возросло, подавляющее большинство из них вынуждены вступать в ежедневную борьбу за свои новые убеждения, пытаясь ассимилировать их в рамках британской культуры. Тем не менее, они остаются явными аутсайдерами, несмотря на то, что воспитаны в западной культуре. 

В то время как другие крупные религии имеют хорошо продуманные программы для адаптации новых верующих, в Исламе таким сопровождением могут похвастаться только мусульманские центры в крупных городах. Более того, во многих мечетях вообще нет помещений для женщин, а информационные ресурсы настолько скудны, что заставляют новообращенных женщин искать книги и фильмы об Исламе, созданные не мусульманскими авторами. Естественно, вольно или невольно, они вынуждены верить тому, как интерпретируется исламская религия не мусульманами. 

Недавнее исследование, проведенное среди новообращенных в Лестере, обнаружило, что в 93% мечетей в регионе не хватает ресурсов для предоставления информационных и ритуальных услуг для мусульман, и лишь 7% признали, что прилагают усилия для решения проблемы нехватки средств. 
 
Средний возраст женщин, принимающих Ислам, приближается к 27 годам. Впервые надев платок, они сразу сталкиваются с дискриминацией. Очень немногие способны установить дружеские связи с мусульманской общиной, при этом большинство из их окружения также не урожденные мусульмане, а сами лишь недавно пришли в Ислам. 

Кевин Брайс, исследование которого на тему поведения британских новообращенных мусульман признано наиболее подробным, утверждает: «Новые мусульмане остаются сильно дистанцированными от мусульманской общины. Их основной круг общения — такие же новички в Исламе, как и они сами. Качество их взаимоотношений между собой почти не отличается от их общения с немусульманами». 

В процессе исследования я обнаружил, — говорит Брайс, — что вновь обращенных можно поделить на две группы. Одни пришли в Ислам, потому что им так удобнее жить в новой жизненной ситуации — это может быть встреча мужчины-мусульманина. Для них Ислам мало влияет на их повседневную жизнь. Для других Ислам — это вероубеждение, они чувствуют необходимость надежно укрепиться в своей религии. Граница между этими двумя группами не является жесткой. Иногда человек начинает свой путь в религию из практических соображений, но затем становится убежденным мусульманином. 

Еще один вывод, сделанный в исследовании — это то, что несмотря на западные стереотипы о зависимом и подчиненном положении женщины в Исламе, четверть новообращенных стали мусульманками именно из-за статуса, который они получили. 

Некоторые аналитики замечают, что головокружительные социальные и культурные потрясения в Великобритании на протяжении последних десятилетий привели к тому, что новые мусульманки склонны отвергать чуждый им западный образ жизни. Они возвращаются к ценностям, царившим в британском обществе середины 20-го века, где были довольно жесткие границы между мужскими и женскими ролями, а совмещение карьеры и семьи не приветствовалось. 

Первые мусульманские общины были созданы в Великобритании в 1960-х годах, когда йеменские моряки и сомалийские рабочие начали селиться вокруг лондонского порта, в Кардиффе и Ливерпуле.

Многие женились на местных женщинах, которые обратились в Ислам. Тогда же и начались первые проявления дискриминации по отношению к ним. Между тем, именно такие женщины выступали в качестве моста между двумя культурами, способствуя росту взаимопонимания между коренными жителями и эмигрантами, помогая мусульманской общине, частью которой они стали, интегрироваться в британское общество. 

Кристиан Бэкер, 45 лет 
Телеведущая и журналист, Лондон 

Я приняла ислам в 1995 году, придя к вере через Имран Хана. В то время я была ведущей на MTV. Я делала все, чтобы быть успешной, но при этом ощущала внутреннюю пустоту. Меня что в жизни постоянно разочаровывало. Девиз индустрии развлечений — «Если у Вас что-то есть, демонстрируйте это». 

Эта установка полностью противоположна внутренней ориентированности моей новой веры. Моя система ценностей изменилась, и Бог стал для меня центральной точкой в жизни. Я признаю, что некоторые новообращенные чувствуют себя изолированными. Когда я пришла в Ислам, было еще меньше ресурсов поддержки, чем сейчас, но я не сталкивалась с проблемой ее отсутствия. Я всегда чувствовала, что мне рады все мусульмане, которых я встречала. Я сразу оказалась в кругу друзей и наставников. 

Жителям Лондона в этом плане легче, там большая мусульманская община. Хотя даже там ты можешь стать персоной нон-грата за ношение платка. Обычно я не ношу платок на Западе, за исключением времени, когда я молюсь. Я соблюдаю хиджаб в своем сердце. И всегда стараюсь объяснить людям, что я приняла Ислам, а не чью-либо культуру. 

Давление на женщин, убийства в защиту чести или принудительные браки — это все проявления культурных канонов, а не Ислам. Ислам — это чувство собственного достоинства и уважение к себе и своей женственности. Даже в процессе ухаживания мусульманские мужчины ведут себя очень уважительно. В женщинах они уважают прежде всего матерей. 

Эми Салль, 28 лет 
Продавец, Мидлсбро 

Хотя я чувствую, что во мне еще много животных инстинктов, но я тоже мусульманка. Когда я выхожу в город с подругами, я не надеваю платок. Я знаю, что я должна это сделать, но так хочется уложить волосы и красиво выглядеть! Я знаю, что нельзя надевать определенную одежду и показывать свои руки, но я все еще делаю это. 

Мой муж хочет видеть меня более продвинутой мусульманкой и говорит о том, что алкоголь — это зло, но не об этом речь. С тех пор, как я вышла замуж, я не молюсь в мечети — не хочу пугать людей. Я постоянно боюсь сделать что-то неправильно. Люди видят мои светлые волосы и голубые глаза, и начинают шептаться. В Мидлсборо очень трудно соблюдать Ислам. Если вы не азиат — вы, как правило, воспринимаетесь как аутсайдер. 

Однажды, когда я шла в платке, кто-то из местных грубо обругал меня. Было странно: он был белым, и я белая — все, что меня отличало от него, это платок. Когда я стала мусульманкой, мои близкие проявили лояльность и понимание. Возможно, поступая так, они стремились облегчить мне столкновение с враждебным миром. 

Никола Пенти-Альварес, 26 лет 
Молодая мама, Эксбридж 

Меня всегда интересовала философия и смысл жизни, и когда я стала мусульманкой, этот интерес усилился. За четыре-пять месяцев я прошла большой путь, перестала болтаться по ночным клубам, надела платок, начала молиться пять раз в день и вообще вести благочестивую жизнь. Хотя я до сих пор иногда курю. Я чувствовала, что в мусульманской общине меня радушно принимают, хотя это были в основном белые новообращенные мусульмане. 

Глядя на жизнь азиатского сообщества в Западном Лондоне, я заметила, что женщины там находились в стороне. Им предписывалось не посещать мечети, сидеть дома и ухаживать за мужьями и детьми. Хотя думаю, это было больше продиктовано их культурой, а не религией. 

Конечно, немусульмане начинают относиться к вам совсем по-другому, когда вы надеваете платок. Они куда менее дружелюбны, и я обнаружила, что мне было трудно оставаться такой же улыбчивой, как раньше. Через полтора года после прихода в Ислам я остановилась. 

Отлично помню этот момент: я была в красивой мечети в Марокко, радом со мной молилась какая-то старушка, и вдруг что-то на меня нашло. Я подумала: «Какого черта я делаю? Как я сюда попала?». Я просто вдруг перестала чувствовать, что это правильно. Конечно моего мужа, тоже новообращенного мусульманина, это расстроило. Он продолжал соблюдать Ислам, а наши отношения очень усложнились. В результате мы мирно разошлись. 

Сейчас я мало контактирую со своими мусульманскими друзьями. Но я ни о чем не жалею. Я столько узнала, и кое-что из той жизни мне удалось сохранить — я больше не вернулась к своему прежнему разгульному образу жизни. 

Донна Тункара 
Оператор склада, Мидлсбро 

Я была трудным ребенком: пила, курила, убегала из дома, грубила родителям. Но 10 лет назад я полюбила мусульманского мужчину, приняла Ислам, и, наверное, стала даже более набожной, чем он. Иногда я скучаю, брожу по магазинам, покупаю одежду, слоняюсь по городу, встречаюсь с друзьями, мы хохмим... 

Никто не заставлял меня стать мусульманкой — это мой выбор. Мое обращение было шоком для моей христианской семьи. Они не отвергли меня, но не поняли. Я чувствую дискомфорт от того, что не посещаю с ними свадьбы, похороны, крестины, что не могу зайти в пабы и клубы, где они часто проводят время. Необходимо, чтобы было намного больше возможностей для женщин, принявших Ислам. 

Я знаю некоторые мечети, куда женщинам вход закрыт. Но в Коране подчеркивается важность давать женщинам образование! Я узнала о религии в семье моего мужа, и из книг. Вам также надо искать такие источники, если вы хотите получить поддержку. Для того, чтобы почувствовать себя идентичным в Исламе, ощутить внутренний комфорт, нужно время. Поскольку мое происхождение не чисто британское, и к тому же я мусульманка, то люди не воспринимают меня как «белую», но в любом случае мне очень важно знать, кто я. 

Ричард Пеппиат, издание «The Independent» Перевод осуществлен журналом «Мусульманка»

 

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

57.5118
-0.0588
67.8927
-0.0406

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер