Статьи / Аналитика /

Швейцарские Дон Кихоты в борьбе с минаретами

Дата публикации: 10.12.09
Тут глазам их открылось не то тридцать, не то сорок ветряных мельниц , стоявших среди поля, и как скоро увидел их Дон Кихот , то обратился к своему оруженосцу с такими словами:

- Судьба руководит нами как нельзя лучше. Посмотри, друг Санчо Панса: вон там виднеются тридцать, если не больше, чудовищных великанов, - я намерен вступить с ними в бой и перебить их всех до единого, трофеи же, которые нам достанутся, явятся основою нашего благосостояния. Это война справедливая: стереть дурное семя с лица земли - значит верой и правдой послужить Богу.

- Где вы видите великанов? - спросил Санчо Панса.

- Да вон они, с громадными руками, - отвечал его господин. - У некоторых из них длина рук достигает почти двух миль.

- Помилуйте, сеньор, - возразил Санчо, - то, что там виднеется, вовсе не великаны, а ветряные мельницы ; то же, что вы принимаете за их руки, - это крылья: они кружатся от ветра и приводят в движение мельничные жернова.

Герой романа Сервантеса Дон Кихот вошел в историю как образ трагикомичного романтика, живущего в иллюзиях во времена упадка Испании. Увидя мельницы, он принимает их за великанов и пытается вступить в бой, как этого требуют его рыцарские принципы. Спустя сотни лет швейцарские Дон Кихоты, страдающие от похожих иллюзий, выходят на бой с четырьмя построенными в Швейцарии минаретами, окрыленные идеей остановить исламизацию страны, которая, по их мнению, неизбежна и опасна.

События в Швейцарии, спокойной европейской стране, вызвали серьезный резонанс по всему миру. Исламофобы ликуют – “пора остановить исламизацию!” мусульмане возмущены – их пытаются дискриминировать. Ультраправые ликуют — они нашли тему, которая выведет их из маргинального подполья, либералы недоумевают — где же хваленая европейская толерантность и мультикультурализм? Что бы не говорили, но факт налицо - швейцарский референдум запретил строительство минаретов, символизируя этим по сути странным и даже абсурдным запретом проблему этноконфессиональных отношений в Европе. И тихая Швейцария, где процент мусульман невысок, стала полигоном тех тенденций, которые не спроста набирают ход в странах Евросоюза, с высоким процентом иммигрантов. Отголоски скандального референдума о «минаретах» уже слышны в других европейских столицах.  Тот факт, что швейцарские события не привели к выступлениям мусульман в стране, говорит о том, что правые знали на что шли. В Турции или Франции власти вряд ли смогут пойти на нечто подобное – это будет чревато последствиями. Поэтому отыгрались на малочисленной и спокойной швейцарской мусульманской общине. Привлекли внимание к проблеме и отпраздновали маленькую победу. Но победу ли?

Действительно, нет смысла отрицать факт межкультурных различий, которые имеют место в странах, где проживают иммигранты. Равно как и удивляться возмущению коренных жителей по поводу изменения процентного соотношения местного населения и «новых европейцев», приехавших в последние десятилетия. У представителей разных культурных и социальных слоев всегда найдутся поводы для конфликта. Но насколько правильно обликать проблемы взаимоотношений, имеющих в большинстве случаев бытовой характер, в религиозно-политический формат? Уже трудно кого-то убедить в том, что не существует никакой секретной программы «исламизации Европы», что сегодняшний алармизм по поводу угрозы ислама является продуктом, сфабрикованным политическими технологами. По сути, в сознании европейского обывателя в последние годы сформирована идея «заговора мусульманских мудрецов», суть которого в вытеснении коренного населения, установлении шариата в европейских странах, застройка мечетями, запрета на питие пива, требования носить хиджабы. В общем, достаточно «ужастиков», чтобы европеец испугался и пошел на референдум, дабы выразить свой протест «мусульманской экспансии», которую тайком осуществляют мусульмане, бежавшие из Югославии и Турции в поисках работы.

Очевидно, что процент коренного населения в Швейцарии резко сократился во второй половине ХХ в., но приумножился за счет приезжих из других стран. Но вряд ли в этом следует обвинять мусульман. Причины сокращения коренного населения Европы следует искать в мировых войнах, выкосивших цвет европейских наций, а также в ударе по семейным ценностям, нанесенным либерализацией, эмансипацией и сексуальной революцией. Эти и некоторые другие факторы в итоге привели Европу к страшному демографическому кризису. И все это в условиях конкуренции в социально-экономической сфере и при попустительстве властей, не способных сформулировать и внедрить «общую государственую идею», которая смогла бы адаптировать всех граждан в единой культурной среде. (Запрет минаретов не является эффективным способом адаптации, наоборот).

Донкихотство швейцарских правых представляется особенно гротескным, когда выясняется, что даже в процентном отношении мусульмане Швейцарии не представляют собой какой-либо значимой угрозы коренным швейцарцам. Мусульман в Швейцарии - 4,5% населения страны, в основном это выходцы из европейских стран – Албании, Боснии, а также Турции. Как и большая часть европейских иммигрантов, они проживают в промышленных районах и заняты той работой, которую европейские аборигены давно сочли непрестижной и низкооплачиваемой. Именно они и стали тем самым европейским пролетариатом, который способствовал росту европейской экономики, но оставался молчаливым и безропотным ввиду своего “гостевого” положения. Западу надо было выигрывать экономическую борьбу с соцлагерем, поэтому дешевый труд гастарбайтеров стал хорошим подспорьем в создании современной продвинутой и благополучной Европы. Капитализм не имел ничего против дешевой рабочей силой — это существенно снижало затраты. Не будем утверждать, что именно дешевый труд гастарбайтеров создал сегодняшнюю процветающую Европу, но в некоторых сферах (дороги, стройка, «лесоповал») их вклад был весьма значителен. Теперь эта Европа вспомнила о необходимости сохранить свою чистоту, но уже поздно — новые поколения мигрантов освоились, и вышли из своих «гулагов» и «гетто», но вовсе не ассимилировавшись, не восприняли «высокую» европейскую культуру, хотя и стали гражданами европейских стран. Впрочем, вопрос о реальной ассимиляции следует оставить открытым… Тем более если речь идет о втором-третьем поколении швейцарских мусульман, чья швейцарскость вряд ли может подвержена сомнению. То, что они остались мусульманами вопросу ассимиляции не мешает. Но зато дает повод националистам упрекнуть в “инаковости”.

Кстати, весьма странно, но вопрос о реальной религиозности выходцев из мусульманских стран никого особо не интересует. Албанец или турок в Западной Европе могут и не быть верующим мусульманином – равно как и большая часть европейцев лишь номинально являются христианами. Тем более он вряд ли будет адептом радикальных сил, ставящих целью обязательного завоевания Европы и ее исламизации. (Такие кадры есть везде — во всех идеологических течениях, но это маргинальное меньшинство) Тем не менее турецкий или боснийский гастарбайтер с подачи алармистов автоматически записан в солдаты «мусульманской экспансии». Приезжие и местные могут отличаться друг от друга цветом кожи, темпераментом, воспитанием, традициями. Но все равно вопрос взаимоотношений между ними будет переведен в плоскость именно религиозного конфликта, пусть даже Аллаха/Бога они поминают всуе раз в месяц. Всех нас снова делают заложниками хантингтоновской ереси о столкновении цивилизации – в потасовке между турком и немцем из-за девушки мы видим столкновение культур и религий. СМИ раздуют этноконфессиональный конфликт, и массы исполненные праведным гневом, будут готовы встать за идею... Еще одна историческая параллель - нацист Хорст Вессель был убит в 1930 г. из-за любовной интриги. Но убийцей оказался коммунист. Что позволило сделать Весселя нацистским мученником и символом борьбы с коммунизмом, в который уверовали миллионы людей. Потому что сегодня идея межконфессионального конфликта в планетарных масштабах является удачным мобилизационным фактором, оправдывающим агрессивные планы определенных кругов с разных сторон. Главное, создать дискурс. А Дон Кихоты найдутся.

Очевидно, что в борьба с символами на уровне запретов минаретов приведет к сплочению европейских мусульман, формированию их идентичности, похожей на ту, что когда-то в условиях гетто сформировалась у европейских евреев. Нужно ли это европейцам – вопрос открытый. Вряд ли об этом думали авторы антиминаретного флешмоба. Но очевидно,что европейские правые готовы без оглядок на возможные последствия разыгрывать мусульманскую карту для собственного политического роста. Для них это едва ли не единственный шанс хоть как-то привлечь внимание. Умеренные правые используют их, чтобы потом перехватить инициативу, облечь ее в более политкорректный характер, получить власть, а потом спустить все на тормозах. Нечто подобное было обыграно во Франции, где были инициированы волнения цветной молодежи, а ответное возмущение и испуг коренных французов в итоге способствовал победе потомка иммигрантов Саркози, первое время изображавшего из себя едва ли не адепта Лепена.

У швейцарских мусульман нашлись невольные союзники в лице либералов. Либеральная пресса выступила с критикой швейцарских инициатив, отметив, что они угрожают “толерантности”. Но это некогда модное слово скорее дань либеральным традициям, чем реальность - большинство европейских стран имеют достаточно жесткое законодательство в отношении культовых сооружений – в той же самой Швейцарии за 40 лет было построено всего 4 мечети. Но именно мечети стали объектом атаки швейцарских правых. Весьма странно выглядят утверждения тех, кто утверждает, что, дескать, рост числа мечетей приведет к увеличению количества мусульман. Мусульмане не в мечетях выводятся. Здесь действует обратная зависимость - чем больше мусульман, тем больше мечетей. Именно поэтому запрет на строительство новых мечетей вовсе не приведет к уменьшению мусульман в Швейцарии. Это даже не приведет к тому, что мусульмане перестанут молиться – они будут собираться в других местах, в молельных домах и комнатах, где будут слушать проповеди от подпольных имамов. Именно вытеснение мусульман в “подполье” поможет тем силам, которые заинтересованы в радикализации мусульманского населения европейских стран. Власти, видимо, понимают это, но «народные референдумы» на эмоциях и под дудку правых, мечтающих попасть в свои рейхстаги, сослужат плохую службу прежде всего самой Швейцарии. Обиженные и вытесненные в спортзалы и съемные квартиры верующие мусульмане будут радикализироваться, станут слушать своих «правых», убеждающих вести беспощадную борьбу с «язычниками-европейцами». Такова будет ответная реакция на антминаретные интриги.

Тем же европейским правым, которых действительно волнует сохранение коренных европейских ценностей, следовало бы не воевать с минаретами, а обратить внимание на моральное состояние своей молодежи, обратившись к опыту ненавистных иностранцев заимствовать те механизмы общественных отношений, которые будут способствовать не вырождению, а росту коренного европейского населения. Не возмущаться чужими паранджами, а задуматься о тех причинах, которые ослабили европейских женщин, привели к тому, что они перестали рожать детей, предпочитая «свободный образ жизни» в стиле «чайлд-фри». Но проще выдать минареты за чудовищых великанов, чем признать собственные заблуждения...

Гумер Исаев
кандидат исторических наук

www.meast.ru
 

  Комментарии   

# CharlesDup
2017-07-04 00:17 wh0cd654306 CYTOTEC OVER THE COUNTER Tetracycline Antibiotics
# CharlesDup
2017-07-07 19:41 wh0cd48184 generic cleocin motilium tricor fluoxetine asacol tamoxifen cheap cymbalta online starlix

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

58.9325
-0.1498
68.6623
+0.6586

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер